Коста Георгиевич Дзугаев
Просмотры 184

Год 2024 для Осетии знаменательно юбилейный: 250 лет назад, в 1774 году, Осетия как некое целое, в качестве конфедерации самоуправляющихся сообществ, вошла в состав Российской Империи. Ну, или была принята, можно и так сказать.

Историки сразу вспомнят, что в 1774 году, потерпев ряд поражений в войне, Турция вынуждена была подписать с Россией Кючук-Карнаджийский мирный договор, по которому многострадальный Крым освободился от турецкой власти, на Северном Кавказе Кабарда вошла в состав России, а также присоединилась и Осетия – включая, подчеркну, её южную часть. Историки добавят ещё, что завершением боевых действий с Турцией Екатерина Великая получила возможность направить Суворова теперь уже на подавление пугачёвского восстания, и выиграла войну внутри собственной Империи. Произошли и другие исторические события в 1774 году и близ него, но о них упоминать не буду, они Осетии практически не касаются. Считайте этот абзац моим кратким историческим экскурсом, а-ля Путин – Такеру.

По поводу славного юбилея, как полагается, составлен план мероприятий в Москве и во Владикавказе, и первое таковое состоялось уже во Владикавказе 27 – 28 октября 2023 года: Международная научно-практическая конференция «Присоединение Алании-Осетии к России». Вот тут обозначу веху той тематики, ради которой данный текст и пишется, а именно воссоединения Осетии в составе России. Осетия, если кто забыл или в упор не желает видеть, ныне разорвана, расчленена на части (как писалось в грузинских источниках, «извратилась и раздробилась»).

Дело в том, что на конференции, как я и предполагал, о проблеме воссоединения самими осетинами не было произнесено ни звука. А догадывался я об этом загодя по верным приметам: например, на пленарное заседание были вынесены доклады Руслана Сулеймановича Бзарова и Дмитрия Николаевича Медоева – оба видные сторонники независимого пути развития Южной Осетии. С моим другом и боевым соратником Дмитрием Медоевым ранее была по этому вопросу показательная перепалка. Зато двое-трое видных североосетинских сторонников воссоединения Осетии в составе России на конференции отсутствовали. Из Южной Осетии, окромя вашего покорнейшего слуги, участвовал завотделом социально-экономических исследований ЮОНИИ Вячеслав Джабиев, до самого последнего времени вроде как «независимец»; а меня, строго говоря, и не приглашали – спасибо, хоть извещение о конференции прислали, а дальше я сам напросился, и мой секционный доклад, что и говорить, резко контрастировал с общей установкой конференции по поводу Южной Осетии (да вот, почитайте – весьма полезно, я там осмелился поставить таки россиянам и особенно северянам риторический вопрос – «мы вам всё ещё нужны, вообще-то?»).

Так вот, единственным человеком, упомянувшим о необходимости воссоединения расчленённой Осетии, оказался русский москвич, дорогой Константин Фёдорович Затулин. В своём онлайн-выступлении он подчеркнул, что само признание Россией Республики Южная Осетия рассматривает «с точки зрения неудержимого и неостановимого процесса, который называется воссоединением осетинского народа»; и статью свою в конференционном сборнике поименовал «На пути к единой Осетии». Что ж, спасибо, за нами не заржавеет.

Негласный запрет на публичное упоминание темы о воссоединении Осетии, невзирая на прецедент Затулина, тем не менее был неукоснительно выдержан до конца работы конференции, и я даже был несколько удивлён, что мой текст всё же поставили в конференционный сборник.

Независимость, панимаэш, Республики Южная Осетия!

* * *

Собственно, задумал-то сей ОПУС (напоминаю – «Особый порядок управления страной»!) я ещё в августе 2023 года. Тогда подоспела хронологически первая юбилейная дата – 15-летие признания государственности Южной Осетии. Таковое состоялось 26 августа 2008 года, сразу после войны «08.08.08», когда в Цхинвале в беспощадных уличных боях был сломлен наступательный дух грузинской армии вторжения и город был отбит подразделениями силовых структур нашей Республики, а затем спасительная 58-я армия России спустилась через Рукский тоннель и пресекла геноцидную агрессию режима Михаила Саакашвилипринудив Грузию к миру. Новая югоосетинская власть, образовавшаяся после президентских выборов 2022 года, сию дату, естественно, отметила соответствующими мероприятиями, проходившими сплошь под лозунгом именно и только независимости Южной Осетии. Почему? Отвечу пока по конкретике внутриполитического процесса: ситуативно потому, что потерпел поражение (называя вещи своими именами – провалил власть) президент Анатолий Бибилов, который президентом стал именно под лозунгом воссоединения Осетии в составе России. Соответственно, по логике политической борьбы, убедительно победивший и ныне действующий президент Алан Гаглоев пришёл к власти при поддержке оппозиции Бибилову – оппозиции, ядром которой политически как раз и выступали чрезвычайно активные «независимцы». И теперь у нас эта электорально маргинальная (6 – 8%) группа получила безраздельное доминирование в госаппарате и в СМИ; что касается Интернета, то увы, осетинский его сегмент давно и прочно захвачен нашими осетинскими доморощенными либералами, которые, никогда особенно и не скрываясь, с величайшей (хором догадываемся, хорошо оплачиваемой?) целеустремлённостью стараются сделать из Южной Осетии «Государство Аланию», а в таком разе проживать в этом сильно независимом Государстве должны – да, аланы. Чем это отличается от «Грузия для грузин?» На мой взгляд, по сути дела ничем (об этом настоятельно рекомендую прочитать вот здесь).

И вот «независимость» начала вколачиваться в головы южных осетин с особым теперь уже остервенением. В СМИ для обозначения 15-летия признания используется только и исключительно словосочетание «признание независимости», хотя в указе Дмитрия Медведева написано «признать в качестве суверенного и независимого государства» — признаётся-то государство! Но нет, тут жёсткая идеологема работает.

250 лет вхождения Осетии в состав России или «Осетия Южная, никому не нужная»?

В Цхинвале в честь этой даты 15 – 16 августа провели форум с международным участием под названием «Южная Осетия. 15 лет признания Российской Федерацией (чего? – ну конечно же) независимости Республики» (скобки, ясное дело, мои). Осмелюсь опять указать на юридически и политологически безграмотное название конференции, но кого это волнует?

250 лет вхождения Осетии в состав России или «Осетия Южная, никому не нужная»?

Из гостей на встрече в ЮОГУ меня заинтересовал Владимир Анатольевич Лепёхин, философ и политолог; он мимоходом сказал о том, что Бориса Ельцина недопонимают, и что он фигура гораздо более глубокая, чем сложившаяся о нём мифология – а у меня тоже про Ельцина написано сугубо своё, от расхожего отличающееся. Собственно, больше по содержанию «круглого стола» в ЮОГУ и сказать нечего: всё вертелось вокруг «независимости».

Но со здешними-то всё понятно, а вот москвичи продолжают удивлять. В МИА «Спутник» московское начальство решило учинить по поводу 15-летия признания РЮО телемост, и мероприятие получилось тоже в своём роде знаковое. В спикеры решили вытащить не абы кого, а Вячеслава Гобозова, который при нынешней власти воспрял в ипостаси госсоветника; витийствовал он о непременной независимости Юж… – «Государства Алания», конечно же. Да, чуть не забыл: он же выступал с докладом и в ЮОГУ, где осчастливил нас откровением, что «появилось, спустя 700 лет, осетинское государство, и надо поддержать его самостоятельное, независимое развитие».

О Гобозове читающие меня коллеги уже знают из серии моих публицистических выступлений в ещё прежнем ИА REGNUM. Эту статью я пишу в продолжение той серии, но уже для REX.

Про Гобозова в данном тексте я первоначально хотел не более чем упомянуть, по факту его присутствия на московском конце телемоста, и хватило бы с него. Но тут судьба-злодейка якобы случайно подбросила мне у Захара Прилепина материальчик под названием «Гессен на орешках», про ту самую Машу, против которой возбуждено уголовное дело за дискредитацию российской армии; но главное по данному повествованию не это, а то, что она в России, до своего отъезда в США, была одной из центровых активисток ЛГБТ-движения (запрещено в России; кстати, только что задался вопросом: почему не запрещено в «Государстве Алании»). Так сказать, властительница дискурса.

250 лет вхождения Осетии в состав России или «Осетия Южная, никому не нужная»?
В. Гобозов на телемосте Москва – Цхинвал

И тут у меня в постковидной памяти вдруг проступила, как сквозь зыбкое марево, озадачившая меня связка «Гобозов – Гессен». Я вспомнил, что югоосетинские коммунисты что-то такое писали в 90-х годах прошлого века, и полез в свой архив. Искать пришлось долго, и я уже приуныл – думал, что документ был в той части архива, которая утрачена при попадании в дом 9 августа 2008 года, но искомая заметка всё же нашлась: вот она, газета «Красное знамя», №3 за март 1995 года, а вот и публикация «Скажи мне, кто твой друг…» за подписью Р. Ревазовой (псевдоним, впрочем). Автор пишет о журналистке (ну да, ну да) Маше Гессен, которая очень любит Гобозова: «Гессен упоминает его телепрограмму «Болевая точка», с её простым и подленьким принципом: найти в жизни южных осетин болевую точку – а таковых, как вы понимаете, хоть отбавляй – и давить, давить на неё с наслаждением, с извращённым удовлетворением наблюдая, как корчит при этом от боли всю Республику». Заинтересовала же её Гессен потому, что «Маша Гессен относится к числу женщин, которые открыто заявляют: «Я – лесбиянка». В статье описывается поистине невероятная активность Гессен в борьбе за сексуальное равноправие (ныне понятно – за господство над нами, простыми смертными). «Дело, как говорится, хозяйское, — пишет Р. Ревазова, — но зачем же проявлять эту активность на южных осетинах?» Причём отмечается, что «Маша с симпатией пишет о нашей оппозиции…»

Дело действительно хозяйское, вон сам Путин сказал, что личная жизнь взрослых людей – это их дело (хотя в следующих словах предупредил, что к детям с этим лезть не надо – а ведь южные осетины, они в этих гендерных джунглях как дети малые, ей же Богу); НО ДЕНЬГИ?!.. Господа хорошие, у Гессен же немеряные деньжищи!

На этом телемосте Гобозов сделал сногсшибательное политологическое и военно-геостратегическое открытие. Оказывается, «признание РФ независимости Южной Осетии положило конец многолетнему противостоянию с Грузией, попыткам Тбилиси в обозримом будущем решить югоосетинский вопрос силовым путём». Вот это да! Остаётся маленький вопросик: а в Грузии-то об этом знают? Что с Южной Осетией у них противостояние закончилось? Подозреваю, что пребывают в неведении, продолжая считать «Самачабло» временно оккупированной грузинской территорией, перевооружая и наращивая свою армию.

Что касается другого участника телемоста, то его-то я как раз и вынужден, так сказать, проакцентировать. Это эксперт Владимир Новиков — заведующий отделом Кавказа Института стран СНГ, то есть работает у Затулина.

250 лет вхождения Осетии в состав России или «Осетия Южная, никому не нужная»?
В. Новиков на телемосте Москва – Цхинвал.

Новиков — тоже «независимец», убеждён в том, что для Южной Осетии воссоединяться с Северной в составе России не надо, а надо ей непременно быть вне России. Потому и пригласили на телемост. Из этого с очевидностью следует, что в отношении Южной Осетии Новиков выступает не как эксперт, а как политический пропагандист, уверяющий несмышлёных южных осетин, что воссоединяться им с северным большинством народа вовсе и не надо. Заподозрить его в столь вопиющем незнании «матчасти» не хочется как-то, так что, смею надеяться и настаиваю, дело именно в политической ангажированности: эксперт Новиков – один из московских врагов осетинского воссоединения.

Но если бы дело только этим ограничилось! Нет, в том-то и беда, что этот эксперт вышел далеко за границы экспертного позиционирования, и на моей странице «ВКонтакте» позволил себе грязные оскорбления коллег по экспертному цеху, уважаемых мною людей. По странному совпадению, эти эксперты – исключительно знающие проблематику Южной Осетии специалисты высшей квалификации, книги про нас написали, и вот на тебе – все убеждены, что Южной Осетии пора, или давно пора, войти в состав России и воссоединиться с Северной Осетией. Не скрою, особенно меня задело невыносимое для осетина-традиционалиста хамство в адрес Яны Амелиной.

250 лет вхождения Осетии в состав России или «Осетия Южная, никому не нужная»?
Я.А. Амелина в Цхинвале, на выборах президента в 2017 году.

Недавно она вновь подтвердила свою позицию, основанную на глубоком и объективном знании предмета:

«Южная Осетия и Абхазия должны сейчас сделать очевидные выводы из судьбы Нагорного Карабаха. Будучи маленькими государственными образованиями, важно отбросить любые иллюзии на тему возможности защитить себя самостоятельно. Это нереально.

Поэтому нужно присоединяться окончательно и бесповоротно к своему союзнику, который сможет постоять за вас – это Российская Федерация. Коротко говоря, Южная Осетия и Абхазия должны перестать делать вид, что они независимы, и вступить в состав России, от которой они зависят в финансовом, социально-экономическом и, разумеется, военном плане.

Все остальное, как показала история с Карабахом, не решение проблемы».

Разумеется, об этом аспекте публичной деятельности Новикова я пишу не в укор ему, и не в назидание, а чтобы ещё раз оттенить-подсветить бросающуюся в глаза особенность того кадрового ряда, который долгие годы изо всех сил старается не допустить воссоединения Осетии; а попросту говоря, убивает осетинский народ на корню, лишает его какого бы то ни было будущего. Что касается меня: Новиков ведь сознательно поставил передо мной выбор; может быть даже, заранее зная, что я ему не поддакну в этих оскорблениях, то есть пошёл со мной на конфликтный разрыв отношений. При этом должен заметить, что не во мне здесь дело: эксперт демонстрирует абсолютное непонимание реального, а не вымышленного либерально-мифического кавказского традиционного менталитета.

Главной же прорухой я считаю другое: когда за каким-нибудь осетинским застольем у нас на Юге воздвигается великовозрастный (примерно моих лет) гражданин и с величайшим пафосом поднимает рог за «независимое Государство Алания!» Вот где подлинная трагедия, милостивые господа! Ведь он произносит это искренне, всеми фибрами души, и внимает ему неопытная молодёжь за этим столом, поневоле проникаясь этим самоубийственным пафосом и не видя в силу юношеского оптимизма того, что родина их – угасает. Пропадает у них на глазах. Я давно уже перестал спорить с этими своими ровесниками, потому что ничего объяснить и доказать им невозможно, доводы разума тут бессильны. Говорила ведь мне не раз моя умная, добрейшей души тётя Хани: «Æдылы ми – æдылыимæ хъаугъа» («Дурное дело – с дурнем спорить»), — вот я и перестал.

Мыслящих-то людей жизнь скоренько убеждает в своей непреложной правоте. Упомянутый мною выше Вячеслав Джабиев, например, выступая с основным докладом на II международной научно-практической конференции «Проблемы экономики и общества на постсоветском пространстве», состоявшейся в ЮОНИИ 29 ноября 2023 года, без лишних экивоков вломил присутствовавшим неподеццки: «Нам необходимо войти в состав России. Далее разработать стратегию развития нашего региона».

250 лет вхождения Осетии в состав России или «Осетия Южная, никому не нужная»?
Завотделом социально-экономических исследований ЮОНИИ В. Джабиев на упомянутой конференции

А почему у него откристаллизовалось такое мнение? А потому, что он знает о действительном положении дел в «Государстве Алания»С 2018 по 2022 г. количество родившихся снизилось на 20,2%, а количество умерших увеличилось на 11,3%. В то же время количество разводов увеличилось на 57,8%. Сёла практически опустели – люди перебираются в Цхинвал или в Россию.

«Краеугольным камнем, — считает В. Джабиев, — должна стать государственная демографическая политика, которая у нас до сих пор не разработана». Она и не будет разработана, потому что на фига она «Государству Алания»?

У этого «Государства» другие цели. В конце текста напишу, какие.

От себя к данным Вячеслава добавлю, что сотни выпускников школ выезжают на учёбу в Россию, и у нашего ЮОГУ обозначились проблемы с набором студентов. Выезжают из Южной Осетии все, кто может найти работу в России и дальше (не поверите – в США едут!). Ну и надо знать, что до двух тысяч мужчин, способных носить оружие, сражаются сейчас на Украине, по всему 965-километровому фронту. А всего взрослого самодеятельного населения у нас около 23 000 человек, из них мужчин – меньше половины. Теперь ответьте сами: выжившие на войне, то есть заработавшие серьёзные по здешним меркам деньги – они в «Государство Аланию» обратно вернутся, или будут устраивать свою жизнь в России?

Завершая этот раздел ОПУСа, добавлю, что привлекались для окучивания югоосетинских мозгов в августе 2023 года и другие авторы по нашей проблематике. Вот, например, проявился доцент кафедры политического анализа и социально-психологических процессов Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова, Александр Перенджиев. По поводу осетинского воссоединения он с подкупающей задушевностью пишет: «Здесь не всё так просто. Во-первых, в самой Южной Осетии, прежде всего в элитарно-управленческих кругах, нет полного единства по поводу вхождения в состав России». Аргументы «во-вторых» и «в-третьих» неприкрыто смехотворны. Его спрашивают про референдум о воссоединении – почему его-то не проводят? Он упорствует: «Мешает именно дискуссия внутри самой южноосетинской политической элиты». Своё оппонирование мнению Перенджиева, с вашего, коллеги, разрешения, я начну с выражения сомнения в экспертной компетентности Перенджиева в югоосетинской проблематике: здесь не всё так просто. В самой Южной Осетии нет полного единства по поводу его неангажированности по данному вопросу; идут дискуссии. Ну и т.д., понятно ведь?

А директор по аналитическим проектам Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков заявил: «Вхождение Крыма и Севастополя в состав России вряд ли приблизили реализацию такого же сценария для Южной Осетии».

А что же его, этот сценарий, в таком случае в принципе может приблизить? Дальше на вопрос, когда же может произойти объединение Осетии, он вбивает свой именной гвоздь в осетинские головы: «Вряд ли это произойдет в ближайшее время». То есть читай – «никогда».

В начале 2024 года подоспела очередная дата – 19 января 1992 года в Южной Осетии был проведён референдум с двумя вопросами:

1) Согласны ли Вы, чтобы Республика Южная Осетия была независимой?

2) Согласны ли Вы с решением Верховного Совета Республики Южная Осетия от 1 сентября 1991 г. о воссоединении с Россией?

На оба вопроса подавляющее большинство принявших участие в голосовании ответили «да», определив тем самым ирредентизм югоосетинского национального движения: независимость от Грузии и вхождение в Россию для воссоединения с Северной Осетией. И опять был проведён телемост под названием «Волеизъявление народа без сроков давности» между «Россией сегодня» и «Спутником – Южная Осетия», и – да, вы правильно догадались! – на телемост опять были приглашены «Гобозов – Новиков». И опять второй вопрос референдума остался фигурой умолчания.

Коллеги, тут у меня прорезался дар предвидения, и я торжественно и даже пафосно-патетически предсказываю, что на 29 мая 2024 года, когда будет отмечаться годовщина принятия Акта провозглашения независимости Республики Южная Осетия в 1992 году, эти двое непременно и фатумно вновь будут на пару отрабатывать эту установку на «независимость» «Государства Алания»!

250 лет вхождения Осетии в состав России или «Осетия Южная, никому не нужная»?
Баннер в Цхинвале, посвящённый очередной годовщине принятия Акта провозглашения независимости Республики Южная Осетия

И, изволите ли видеть по баннеру, речь будет вестись в контексте мифологии «Великой Алании», которая регенерирует из возрождённой спустя 600 лет частички. Гобозов, правда, указывает на 700 лет. Ну что ж тут поделать, мучаются люди длительным, упорным «аланизмом»… А осетины тем временем под эти бравурные речи тихо и покорно вы-ми-ра-ют.

* * *

Перехожу теперь к серединной части ОПУСа.

Начинается она с признания в фантомных болях.

Дело в том, что в Цхинвале у многих, и у меня в том числе, фантомные боли по бывшей президентской власти. Персонифицируя – по Анатолию Ильичу Бибилову у нас фантомные боли. Нет его уже на посту президента, а вот поди ж ты – болеть продолжает.

Житейская его биография ничем не примечательна, вырос у нас, как все сельские мальчишки, отучился потом в престижном Рязанском училище ВДВ, где был чемпионом по рукопашному бою, во как. Потом служил в войсках, потом вернулся в Южную Осетию в составе миротворческих сил, потом жил в Киеве, оттуда вернулся обратно в миротворческие силы, где дорос до замкомбата.

Для нашего круга лиц, пронёсших Республику южных осетин на своих горбах с момента её провозглашения 20 сентября 1990 года до августа 2008 года, Бибилов стал своим после отражения геноцидной агрессии режима Саакашвили: он достойно себя проявил и был принят, да. После войны в признанной Россией Республике он был назначен министром МЧС, где также показал себя и как управленец-администратор. К концу президентства Джабелича (Э. Кокойты) кураторы присмотрели его на роль кандидата в сменщики на посту президента (кто и как его пробивал, в общем-то публиковалось в интернете, не об этом сейчас речь).

Политическая карьера Анатолия Ильича начиналась тяжеловато. Некоторые опытные и проницательные старшие товарищи (по отношению ко мне старшие, а сам я в этом смысле Бибилову почти в отцы гожусь) выражали осторожные сомнения в том, потянет ли он работу президента. Помню, например, как в разговоре со мной на эту тему первый посол России в РЮО Эльбрус Каникоевич Каргиев, царство ему небесное, в сердцах захлопнул на столе перед собой папку и сказал: «Ну, раз сказали тащить, будем тащить!» Церковники некоторые говорили мне, что советовали Бибилову не идти на президентство. Я обычно отвечал в том духе, что человек-то он военный, приказали – значит, надо исполнять. Мне казалось, что у него получится поработать.

Однако на первых своих выборах в 2011 году он умудрился проиграть женщине – Алле Алексеевне Джиоевой. Кураторы и действовавший президент Кокойты оказались единодушны в её отторжении, и результаты выборов были отменены судом. Затяжной кризис власти пришлось устранять пожарным протаскиванием в президенты Тибилова (помню, как грубо отсекли тогда Дмитрия Медоева – а ведь он был бы на порядок эффективнее Тибилова).

Казалось бы, всё, закончилась политическая карьера поражением. Но москвичи – покровители Бибилова – не хотели попусту терять вложенные в него ресурсы; а отсюда, из Южной Осетии, поступали предложения в таком случае поставить работу фундаментально. Одним из тех, кто объяснял москвичам ситуацию на «земле», был и я, чего уж тут скрывать. Помню, в двухтысячных годах меня порой весьма эмоционально упрекали в поддержке Чибирова, а сейчас вот ставят в вину поддержку Бибилова, так что мне к таким упрёкам не привыкать.

Ситуация же была такова, что по данным проведённого социологического исследования идея воссоединения Осетии в составе России имела поддержку на уровне 85% (С. Хайкин работал, классный специалист; прогноз по нашим и абхазским выборам он дал с точностью до процента (!)). После получения признания в Республике сложились объективные и субъективные условия и основания для создания, наконец, политической силы (партии) под конкретным лозунгом воссоединения Осетии, и таковая партия естественным образом возглавлялась бы Бибиловым, будучи созданной как бы под него.

Вынужден с некоторым раздражением отметить, что кое-кто в собранном руководстве партии, включая и её назначенного (ну понятно, избранного на съезде) лидера, воспринимали всё происходящее как некую награду для них, таких замечательных людей. Между тем это был большой труд, которым у нас занималось немало людей. Партия «Единая Осетия» была создана в сентябре 2012 года, и вот ведь случайное совпадение, не правда ли – как раз тогда кафедрой философии ЮОГУ была проведена открытая конференция «Государство и политика», по инициативе завкафедрой Анатолия Дмитриевича Габараева. Зал был переполнен цхинвальцами, я выступал с основным докладом, была эмоциональная дискуссия с группочкой «независимцев», конференция в целом получила огромный резонанс в Республике, и произвела перелом в массовом сознании. Но кто из партийных бонз «ЕО» теперь об этом помнит? Они и тогда смотрели на случившееся большое политическое событие в научной обёртке как на нечто само собой разумеющееся.

Но дело всё же двинулось, и на парламентских выборах 2014 года партия «ЕО» одержала разгромную победу, а её лидер Бибилов возглавил парламент, став, таким образом, моим коллегой по этой должности (я-то – первый председатель парламента).

250 лет вхождения Осетии в состав России или «Осетия Южная, никому не нужная»?
А. Бибилов и К. Дзугаев в те годы

Партия и Бибилов лично отметились политической борьбой в поддержку российско-югоосетинского Договора о дружбе и союзничестве 2015 года, по результатам которой, в частности, был смещён с поста министра иностранных дел Давид Санакоев (ныне депутат парламента, недавно лишённый российского гражданства). К выборам президента 2017 года Бибилов подошёл, как потенциально очевидный победитель. Москва и особенно Владикавказ поддерживали Тибилова; те, кто читал мои прошлые ОПУСы-шедеврики, помнят, как я на конференции во Владикавказе (в СОИГСИ) публично уверенно предсказал победу Бибилова, во что не верили североосетинские коллеги. Но я знал, что Тибилов проиграет.

Бибилов победил, и всё, как говорится, шло по плану; однако уже тогда я предупредил москвичей о тревожном обстоятельстве: имея электоральный потенциал в 85%, А.И. сумел набрать всего лишь менее 55% голосов. Предлагал я, как положено уважающему себя эксперту, конкретные меры для расширения электоральной поддержки вступившего в должность президента, но кураторы, очевидно, думали, что всё идёт нормально, и особенно напрягаться незачем.

Пролетел первый год президентства, подходил к концу второй. Отношения у нас с президентом были вроде бы самые что на есть политически союзнические, я ведь считаюсь признанным идеологом осетинского воссоединения. Кроме того, как научный сотрудник, я выполнил масштабную работу по научному сопровождению и обеспечению политической идеологемы воссоединения, написав и издав монографии о попытках воссоединения 1920, 1925 и 1936 года. На всех них президент и другие руководители республики присутствовали и выступали.

250 лет вхождения Осетии в состав России или «Осетия Южная, никому не нужная»?
На презентации моей монографии с А. Бибиловым

За этот научно-практический результат я был удостоен чести стать лауреатом Госпремии им. К.Л. Хетагурова, каковая мне была торжественно вручена самолично Бибиловым.

Были, конечно, и неприятные сигнальчики, но касались они лично меня, и потому я не придавал им особого значения. Так, не был профинансирован мой юбилейный сборник «На пути к воссоединению», хотя поздравление на своё 60-летие от Бибилова я получил, и даже поставил его в сборник. Заявление о приёме в партию «ЕО» тоже осталось в конечном счёте без ответа; ну то есть мне сказали, что надо зайти за членским билетом, я дважды зашёл в офис, оба раза тамошние девушки мне с милыми улыбками говорили, что «ой, вот сейчас обязательно сделаем, зайдите попозже», и в итоге я сообщил Петру Гассиеву, одному из партбоссов (вырос у меня на глазах, мать училась в одном классе с моей сестрой: народ-семья, чего ж вы хотите?), что теперь приду за партбилетом только на застолье с тремя осетинскими пирогами.

А между тем, когда я партии (руководящей верхушке) был ещё нужен, то меня приглашали на съезды, а на 4-м из них я даже выступал с установочным докладом, получая бурные, продолжительные аплодисменты, чуть ли не переходящие в овацию! Н-да.

Но вот на третий год президентства Бибилова, как это сакраментально произносится, «что-то пошло не так». Всё более явно. Люди, ранее активно его поддерживавшие, один за другим начали с возрастающим недоумением задавать мне один и тот же вопрос: президент говорит правильные и ласкающие слух слова о воссоединении, но почему практически ничего не делается? В моём кругу единомышленников знали о моих обращениях к представителям власти с элементарными, очевидными вроде бы мыслями: например, составить хотя бы примерный план интеграционно-воссоединительных мероприятий по нескольким основным направлениям. Или, например, назначить конкретного чиновника с достаточными полномочиями для ведения практической работы по реализации объявленных народу политических лозунгов. Не говоря уже о выстраивании соответствующей новым политическим задачам кадровой конструкции в целом! Но мы видели нечто прямо противоположное: «независимцы» при президенте-вроде-бы-воссоединителе методично наращивали свой ресурс – и административный, и информационный, и особенно политический.

Происходило это потому, что президент и его кадры политикой как таковой не занимались. Другие интересы, знаете ли. От электорального поля президента один за другим откалывались большие куски, а он в это время под телекамеры то давил виноград ногами, то гонял на байках или велосипедах, то косил траву какому-то старику в горах и т.п.; но если ты не занимаешься политикой, то это значит, что политикой занимаются твои конкуренты. Одно время я даже спрашивал своих друзей – кто этот безымянный гений-идиот пиарщик, подсовывающий ему одну за другой несусветные глупости, каждая из которых скачком понижала его рейтинг? Впрочем, особо настойчиво не интересовался, потому что увы – он же всё это делал сам. Ну не заставляли же его, чемпиона-рукопашника?

Со своей стороны, чтобы вот сегодня меня не спросили, «а что ты сам предлагал?», обращался я к высшим чиновникам его администрации с предложениями по проведению осетино-осетинских мероприятий. Например, провести во Владикавказе презентацию моего научного трёхтомника по проблеме воссоединения, за который получил Госпремию имени К. Хетагурова. Специалисты-пиарщики мгновенно поймут, какие преимущества сулило такое мероприятие при должной его организации. И что же? Ноль внимания. Петя Гассиев, в то время председатель парламента (то есть тоже, получается, мой коллега по должности), хотя бы честно мне признался, что не сложился у него контакт с североосетинским коллегой; и на том спасибо, Пётр Леонидович.

Читая в интернет-пабликах, как президента неустанно поливают грязью, оскорблениями и клеветой, я настойчиво, при каждой возможности, в том числе публично, твердил о необходимости решительной борьбы силой закона с этим проклятием нашей общественной жизни. Помню, последний раз я обратился к президенту с этим предложением-требованием в начале января 2021 года, на встрече с ним в офисе общественной организации «Адæмы ныфс», и присутствующие десятки цхинвалских мужиков меня решительно поддержали; но президент опять в ответ произнёс, что не стоит обращать внимания на клеветников и очернителей.

Антипрезидентская активность получила мощный импульс после садистского умерщвления Джабиева, задержанного по подозрению в покушении на министра МВД. Дело тянется по сей день.

Показательна также история с пандемией ковида. После начала эпидемии Южная Осетия закрылась карантином, и несколько месяцев оставалась одной из единиц тех стран, где людей уберегали от статистической смертности в два процента. Однако эта спасительная политика здравоохранения начал подвергаться растущей критике и всё более яростным нападкам со стороны оппозиции президенту, да и просто городских дурачков, которым не нравились ограничения. Несколько месяцев он держался, помню, даже собрал группу представителей старшего возраста и спросил их под телекамеры, открывать ли границу для свободного пересечения – они, разумеется, ответили, что ни в коем случае. Не прошло и двух недель, как он открыл границу! Эпидемия вырвалась из-под контроля, лечебные учреждения быстро задохнулись от наплыва тяжёлых пациентов, и люди начали умирать так же, как везде, где был ковид. Первое время власти публиковали статистику смертности, но потом спохватились и перестали это делать, ну конечно же. Врачей я тоже спрашивал (сам болел весьма нелегко), да и просто по статистике нетрудно подсчитать, что прямых потерь от бесконтрольного ковида мы понесли около 400 человек. А сколько умерло от последствий, этого же никто не считал. Получается, сопоставимо с потерями от геноцидной агрессии «08.08.08». Я сам был категорическим противником открытия границы, и отлично помню, как некоторые сограждане обвиняли меня в «Фейсбуке» (принадлежит Meta Platforms, которая признана в России экстремистской организацией и запрещена) в том, что я, видите ли, запугиваю людей, чтобы поддержать позицию президента. Хочется, конечно, иногда публично спросить этих критиканов: ну что, довольны? Но опять таки, нет смысла. Тем более, что у них самих родственники от ковида погибли.

В своём выступлении на 9 съезде «ЕО», каковой имел место быть 10 декабря 2023 года, Бибилов возложил ответственность за открытие границы на оппозиционных депутатов! Но позвольте, решение-то принимал в конечном счёте президент? На тебя давят? Так держись! Поражение на выборах тоже заслуга депутатов? Нет и нет, потому что их суммарный электорат не составляет и седьмой части тех, кто проголосовал против Бибилова. Двумя третями голосов. Тут не в оппозиционных депутатах причина.

Вспомнил сейчас, печатая эти строки, что от ковида умерла Дина Алборова, моя коллега по ЮОГУ, преподаватель кафедры политологии ЮОГУ. Дина была из «независимцев», притом нескрываемой прозападной ориентации, мы с ней периодически публично оппонировали друг другу по дилемме «воссоединение – независимость» — и на научных мероприятиях, и в интернете, и при встречах на наших кафедрах. Видя её активность и понимая, что она и со студентами в этом ключе работает, я её известил в запрещенной в РФ соцсети о том, чтобы она готовилась к публичному, под запись, диспуту со мной по проблеме воссоединения, причём именно как коллега-политолог (для такого случая закрыл глаза на отсутствие у неё кандидатской степени). Сам я подготовился добросовестно, составил граф интересов, расписал концептуальные позиции, ссылки заготовил, цитаты… но увы, На Самом Верху распорядились по-другому, и Дина покинула сей мир. Я по-человечески был этим опечален, она ведь по характеру была весёлая и жизнерадостная, почему и любил ездить с ней на различные форумы; но разочарованием было и то, что не состоялся публичный диспут, который обещал стать масштабным и знаковым событием научной и общественно-политической жизни Осетии. Теперь думаю – может, подготовленные тогда материалы оформить в монографию, как политологическое исследование проблемы? Как историк, я уже представил доказательство того, что именно воссоединение является императивом осетинской политики в 20 и 21 веках; теперь, может, и политологически это доказать столь же исчерпывающим способом? (риторически) Кому-нибудь это нужно?

Не поленюсь ещё и ещё раз подчеркнуть, что национальная идея осетин, о которой годами стенают самые разнообразные претенденты на ЛОМ, на данном этапе осетинской истории – это идея воссоединения Осетии. Бибилов, со своей стороны, тоже так и говорил (до того, пока что-то пошло не так). Но тень на плетень продолжают усиленно наводить. Например, газета «Южная Осетия», публикуя материал о годовщине событий 23 ноября 1989 года (это когда грузинскую сорокатысячную колонну у входа в Цхинвал остановила горстка осетинских парней), пишет о том, что «после августа 2008 года перед республикой встала задача определения новых контуров национальной идеи, которые бы учитывали актуальные аспекты развития страны и позволяли нацелить общество на их достижение. Так уж сложилось, что данный вопрос до сих пор остаётся злободневным, требуя своей детализации и чёткого формулирования» (Тедеев А. День мужества и национального единства в контексте выработки национальной идеи // Южная Осетия. 23. 11. 2023; на сайте газеты этот материал не поставлен, зато красуется Тимур Цховребов, ярый «независимец»). В той же газете 8 декабря 23 года публикуется интервью с лидером Компартии Южной Осетии Станиславом Яковлевичем Кочиевым (на сайте нет и этого материала), где он сообщает, что «мы всё ещё пребываем в поисках государственной идеологии, и всё ещё не можем её найти». Оставляя в стороне все другие причины, даже просто как коммунист, он обязан быть за воссоединение.

Возвращаюсь, однако, к своей фантомной боли.

Действуя, как обычно, в режиме «машины понимания», и наблюдая за политически самоубийственным поведением высшей власти, я видел, что ситуацию на подступах к новым президентским выборам надо переламывать, иначе кирдык. Тут вынужден приоткрыть некоторые неафишируемые в таких случаях события, а именно: я обратился к определённым ключевым фигурам президентского окружения, кровно заинтересованным в продолжении его президентуры, и в обстоятельных беседах, что называется, на пальцах разъяснил им сложившиеся тенденции в электоральных предпочтениях, спрогнозировал неминуемое поражение Бибилова на выборах, и выдвинул идею, что в этих обстоятельствах единственным спасающим решением является реализация предвыборного обещания действующего президента о проведении в Южной Осетии референдума о вхождении в состав России. Объявив о референдуме и начав к нему подготовку, президент одним махом пускает под откос весь накопившийся в общественном сознании негатив, пробуждает в людях созидательную энергию, и на подъёме этой волны выходит на выборы, где в таком случае победа ему гарантирована.

Должен сказать, что эти серьёзные люди принимали меня со всем уважением, внимательнейшим образом меня выслушивали, соглашались с очевидной логикой рассуждений, и расставались мы обычно весьма довольные друг другом. За одним-единственным исключением. Когда в конце декабря 2020 года я решил для очистки совести посетить с официальным дружественным визитом также и очередного своего коллегу по должности председателя парламента, Алана Сергеевича Тадтаева, то решил соблюсти протокол-пиетет и позвонил его секретарю с просьбой передать моё нижайшее прошение о приёме в удобное для него время. Мы с ней давно знакомы (тоже выросла у меня на глазах, семья у неё хорошая), поэтому она с некоторым удивлением меня спросила, почему я просто ему не позвоню? Объяснил, что именно хочу соблюсти субординацию. Она, не откладывая, зашла к нему и доложила; затем перезвонила мне и с извинениями, в которых я расслышал отчётливое недоумение, сообщила, что шеф сказал, что занят, и мне позвонят по вопросу приёма позже. Я поблагодарил и предупредил её, чтобы она обо мне ему не напоминала. Разумеется, ни он сам, ни от него мне не позвонили ни в тот день, ни на следующий, ни когда-либо ещё. На указанной январской 2021 года встрече с Бибиловым я довёл до него этот эпизод и добавил, что с моей стороны для Тадтаева тоже времени уже не найдётся – «в ближайшие сорок лет».

250 лет вхождения Осетии в состав России или «Осетия Южная, никому не нужная»?
С Аланом Тадтаевым, 2015-й год. Всё пока идёт нормально

Удивлён я не был, потому что уже понимал, что партийная верхушка променяла идею воссоединения на безбедную жизнь; действительно, для воссоединения – это-ж работать надо, или ещё чего хуже – бороться политически, а зачем всё это, когда есть должности, деньги, блага всяческие?.. Между тем первое, что я ему хотел объяснить, это как раз то, что сладкая жизнь кончается, потому что партия «ЕО» тает, и к парламентским выборам 2019 года обтаяла на 10 потерянных процентов – и процесс продолжается неуклонно, год 2020-й это подтвердил наглядно.

Весной 2021 года поражение Бибилова на предстоящих в 2022 году президентских выборах стало очевидным для всех, кто не закрывал глаза. Дело было уже не в самом президенте, а в том, что в народе начала нарастать опасная апатия и неверие в возможность добиться единения своей разорванной родины. Одним из тех, кто чутко ощущал происходящее, был Филипп Григорьевич Каджаев, достойный наш согражданин, на тот момент работавший замминистра культуры.

250 лет вхождения Осетии в состав России или «Осетия Южная, никому не нужная»?
Ф.Г. Каджаев, замминистра культуры РЮО

В фойе Республиканской библиотеки состоялось у нас знаменательное обсуждение текущей общественно-политической ситуации, выразил я ему глубокую благодарность за инициативное отношение к делу, и было принято решение составить обращение к президенту Бибилову, с подписями ряда видных жителей Южной Осетии. Сказано – сделано: документ был написан, с 13 апреля 2021 года подписи собраны и 14 мая обращение было официально доведено до сведения президента. Текст был простой и компактный:

Президенту Республики Южная Осетия Бибилову А. И.

Уважаемый Анатолий Ильич!

Обращаемся к Вам в связи с острой тревогой и растущим чувством опасности для судеб Южной Осетии.

Мы видим, как быстро и угрожающе меняется политическая ситуация в мире. Президент России В. Путин, выступая на Давосском форуме, предупредил о том, что могут начаться «непредсказуемые и неуправляемые» события, что возможен «срыв в мировом развитии, чреватый борьбой всех против всех».

В этих условиях считаем необходимым незамедлительное решение вопроса о вхождении Южной Осетии в состав России.

Убеждены в том, что настало время проведения давно обещанного референдума, с простым и ясным вопросом: «Согласны ли Вы на вхождение Республики Южная Осетия в состав России в качестве субъекта Российской Федерации?»

Подписалось под этим документом 50 человек – как писала газета «Южная Осетия» — «цвет югоосетинского народа, историки, артисты, представители научной и культурной сферы, ученые, государственные и общественные деятели, депутаты Парламента предыдущих созывов». По поводу газетной публикации надо пояснить: первоначально мы не планировали оглашать обращение публично: пусть дело делается так, как удобнее президенту. Но шли неделя за неделей, а от президента не было никакой реакции, ни звука. Подписанты обращения это «молчание ягнят» воспринимали с нарастающим негодованием, что и говорить; вот тогда и было принято решение о газетной публикации. Публикация эта тоже, надо сказать, состоялась не сразу, были и в этом случае подковёрные телодвижения, тем не менее 12 августа 2021 года газета с обращением 50-ти вышла в свет и стала достоянием истории.

Тут важно понять суть происходящего: тонущему президенту был, по сути дела, брошен спасательный круг. Пятьдесят подписантов, по сути вещей, были готовым предвыборным штабом для Бибилова, идущего на второй срок, мы бы его беспроблемно на руках внесли на восьмой этаж, в насиженное кресло. Но произошло наихудшее: президент предпочёл проигнорировать поступившее к нему волеизъявление, и ожидавшие хоть какой-нибудь («пусть хотя бы матом нас пошлёт, но не отмалчивается») реакции люди просто не могли поверить в происходящее. К тому же жизнь-то сама по себе не останавливалась, и подписавшие этот исторический документ уважаемые наши сограждане один за другим умирали, так и не дождавшись ответа от президента, за которого они голосовали и были готовы ещё раз его поддержать.

Закончился 2021-й год, и 11 января 2022-го года я в последний раз, зная, что и времени-то уже нет, но на всякий случай – вдруг сложится? – открытым текстом сказал для Бибилова, что «он победит, если объявит о проведении референдума о вхождении в состав России». Сказано это было в интервью Яне Амелиной, она опубликовала его на сайте Кавказского геополитического клуба.

Реакция? Ноль.

Естественно, что на презентацию четвёртой моей монографии, по попытке воссоединения 1960-го года, Бибилов уже явиться не пожелал, а вместе с ним и его чиновники.

Мне было тогда тяжело. Столько лет работы… Проваливался не только сам Бибилов, тонула не партия «ЕО» как таковая, а рушилась-то политическая конструкция, в кои то веки вроде бы сложившаяся на Юге Осетии для практического решения проблемы воссоединения. Впервые за весь период новейшей истории Южной Осетии у меня возникли сомнения в том, что нашему поколению удастся решить эту проблему – а без воссоединения осетинам жизнь в двадцать первом веке вряд ли потянуть… Южным осетинам – точно уж никак.

Но мудрость русских пословиц непреходяща: не было бы счастья, да несчастье помогло – Владимир Путин, после поставленного Западу ультиматума, 24 февраля 2022 года начал Специальную военную операцию на Украине. И я словно гнетущий груз с плеч сбросил: теперь всё. Теперь и у нас на Юге Осетии всё будет так, как решат в Кремле.

Дальнейшее, в общем-то, малоинтересно. Выборы Бибиловым были провалены, уже в первом туре две трети избирателей его отвергли. При этом всё те же безымянные политтехнологи умудрились сотворить тупость поразительную: Бибилова убедили объявить о референдуме за восемь дней до голосования!! Надо совершенно ничего не знать о южных осетинах, чтобы заняться выкручиванием им рук. Но кто ж ему виноват? Он сам сделал свой человеческий выбор в пользу людей, его же и потопивших. Тут Тарас Бульба вспоминается со своим знаменитым: «…Сильно тебе помогли твои ляхи?»

Новому президенту Алану Эдуардовичу Гаглоеву своё президентство пришлось начинать на политических руинах. Через несколько месяцев работы он честно сказал народу, что ситуация, как он в неё вникает, оказалась гораздо тяжелее, чем он ожидал. Год спустя он открыто сказал, что были у него ошибки, произвёл кадровые изменения, стараясь выстроить работоспособную систему. Референдум ему, естественно, пришлось приостановить, и я не могу поставить это ему в вину: ему, новому президенту, ясно сказали, что в Кремле, с учётом войны на Украине, это не одобряют. Моё мнение о первом годе его президентства я изложил публично.

У меня к Гаглоеву есть всё та же претензия, что и к прежним президентам: он тоже не ведёт реальной борьбы с клеветой и очернительством. Нынче в соцсетях есть несколько оппозиционных пабликов, работающих против Гаглоева и власти в целом. Теплилась у меня надежда, что грязи станет поменьше, но нет, картина столь же печальна.

Не могу упрекнуть Гаглоева и в отсутствии воссоединительной активности, так как именно при нём были подписаны межпарламентские соглашения, до того почему-то не подписывавшиеся. Есть и положительный личностный момент: именно из рук президента Гаглоева я получил орден «Знак почёта».

250 лет вхождения Осетии в состав России или «Осетия Южная, никому не нужная»?
На церемонии награждения в ЮОНИИ

Ему надо обратить самое серьёзное внимание на моральные процессы, происходящие в югоосетинском обществе. Всё остальное – производное от того уровня нравственности, который наличествует в обществе. Высшая власть, со своей стороны, обязана априори демонстрировать образцы этичности, у осетин воплощаемые в лучших традициях Ирон Æгъдау. К сожалению, в обществе нет инстанции, которая бы осуществляла функцию этического наблюдения и оценки. Может быть, таковой станет Совет Старейшин, осторожно и аккуратно создаваемый с лета прошлого года директором Национального музея Мерабом Максимовичем Зассеевым.

Зассеев Мераб
М.М. Зассеев, директор Национального музея РЮО

Уверен, при правильной работе в этом направлении Совет Старейшин может стать серьёзной опорой президента, как структура надполитическая и заинтересованная в общественном благе.

Нынче, после путинских выборов, будут и у нас очередные парламентские выборы. Оппозиция Гаглоеву в лице «ЕО» рассчитывает на успех. На упоминавшемся 9-м съезде руководство партии решили наконец-то поменять: вместо Алана Тадтаева (до этого беззвучно оставившего пост председателя парламента) руководителем партии был выдвинут Ацамаз Бибилов (ранее сотрудник Госохраны, как раз президента и охранял, ныне депутат парламента от «ЕО»). Он нормально воспринимается в народе, и я искренне желаю ему поработать политически на совесть и результативно. Партия «ЕО», очевидно, нужна во внутриполитическом процессе. Ацамаз в своём интервью заявил, что «мы уверены в победе на предстоящих выборах», и расчёт здесь опять на всё то же протестное голосование, на сей раз уже против Гаглоева и его сторонников. От своих прогнозов воздержусь, но насчёт проведённого съезда есть всё те же риторические вопросы: почему практически никого не было из той интеллигенции, которую выше газета «ЮО» назвала «цвет югоосетинского народа»? Почему на съезде не был представлен народу хотя бы элементарный анализ причин поражения на президентских выборах, а до того проседания партийного рейтинга на выборах в парламент? Уместно ли было выступление на съезде Бибилова (бывшего президента) именно такое, каким оно прозвучало?

Не было сенсацией и то, что партию покинул Пётр Гассиев: «Я понял, что моё видение развития партии и республики практически перестало совпадать с политикой, которую проводила партия. У меня возникли личные, принципиальные и непреодолимые разногласия с высшим руководством партии». Он, видимо, намерен работать с политическим тяжеловесом Дзамболатом (Джабо) Тедеевым (в настоящее время депутат парламента Северной Осетии), решившим вновь серьёзно поучаствовать в югоосетинской политике; злые языки утверждают, что в качестве юридически существующей политической партии он решил прикупить «Фыдыбæстæ – Отчизну» под председательством Гобозова (реально этой партии почти что нет – 3% электоральной поддержки). Не думаю, чтобы это было удачным приобретением. Дз. Тедеев – состоявшийся человек, уважаемый в народе; сейчас он строит в родном селе Цорбис православный комплекс, соизмеримый с Фиагдонским мужским монастырём, за что ему глубокая благодарность.

* * *

Ну и завершая этот свой шедеврик, предлагаю вам, уважаемые читатели, такую развязку.

Всё вышеизложенное, взятое вместе, в системном единстве, при первом же непредвзятом аналитическом взгляде, вдруг высверкивает неожиданным решением-догадкой-озарением: Южную Осетию – сливают.

Вот если сделать такое допущение, то становится совершенно понятным и неумолимо логичным всё: и отсутствие демографической политики (а ведь при Чибирове была и работала), чтобы осетинское население монотонно уменьшалось до полного обескровливания Южной Осетии; и отсутствие экономического развития – это за пятнадцать-то лет, а посмотрите, как Крым неузнаваемо изменился; и доведение до маразма и провала президентуры Бибилова; и исчезновение Южной Осетии из российского и даже североосетинского информпотока; и мельтешение перед глазами хоровода самых разных «независимцев» для впадающих в безнадёгу южных осетин; и рыбье молчание североосетинского политико-управленческого слоя, и многое-многое другое, что и не всегда видно невооружённым глазом.

А некоторые московские чиновники прикрывают происходящее инвективами в адрес южных осетин о том, что вот вы же видите, Россия сейчас не может себе позволить даже малейшего неловкого движения в отношении Грузии – второй фронт, видите ли, может быть открыт.

То есть делают нам «мягкий Карабах».

Ну действительно, не грубо же это делать. Всё-таки есть разница – мы же признанное Россией государство. Неприлично как-то взять и в одночасье вывезти через Рукской тоннель всех жителей Южной Осетии; лучше без резких движений, плавно, с хорошо рассчитанным темпом и умелыми политическими и ментальными воздействиями.

Не может же, в самом деле, всё вышеперечисленное быть случайными совпадениями. Нет, тут всё один к одному ложится впритык. Это – процесс. Управляемый процесс. Причём управляемый он с грузинской стороны. Уже несколько лет, как я предупреждаю осетин и на Юге, и на Севере, что грузины нас переигрывают.

Были у них умные планировщики и раньше. При Эдуарде Шеварднадзе по нашему направлению работал Ираклий Гивиевич Мачавариани, профессионал высочайшего класса. После него на этой позиции работал Паата Закареишвили (философ, между прочим), показавший уровень работы не ниже предшественника. Мне очень интересно, кто сейчас у них планировщик по нашим делам? Если знакомство с этим человеком состоится, я сочту за честь обсудить с ним ситуацию: это оппонент, достойный уважения, как и названные двое. Познакомьте меня с ним, кто-нибудь.

И «Государство Алания» в этой оптике становится видно тем, чем оно и является на самом деле – ликвидационной конторой. А люди, которые этот концепт внедрили и продвигают – ликвидационная комиссия, и при этом совершенно неважно то, что большинство из них используются вслепую.

В этой же оптике отмечу, кстати, и такую убаюкивающую имитацию внешнеполитической деятельности, как так называемые «Женевские дискуссии». 18 августа 2023 года я опубликовал Меморандум о мерах по обеспечению безопасности и укреплению взаимного доверия между сторонами в грузино-осетинском конфликте (подписан в Кремле 16 мая 1996 года), где в комментариях к документу написал: «Встречи эти давно и справедливо критикуют как проявление «дипломатического туризма» – они просто-напросто бессмысленны, с точки зрения достижения хоть какого-либо результата. О чём вообще можно разговаривать, не считая обычных дипломатических экивоков, если Грузия отказывается подписывать документ о неприменении силы или угрозы силой?». По случайному совпадению, 28 августа, т.е. спустя десять дней, по поводу Женевских дискуссий высказался не кто иной, как председатель комитета Совета Федерации по международным делам Григорий Карасин (боязливо оглядываясь, шёпотом вам объясняю: не могу же я, в самом деле, допустить, что эксклюзивное интервью агентству «Спутник» было вызвано комментарием неразличимого даже в телескоп с высоты Совета Федерации скромного лектора Юго-Осетинского госуниверситета?).

«Женевские дискуссии имеют чрезвычайно важный характер для Южной Осетии и Абхазии, позволяя республикам напрямую доносить свои позиции как до Грузии, так и до международного сообщества, — заявил Григорий Карасин. — Очень хорошо, что Женевские дискуссии продолжаются. Не надо рассчитывать на быстрое решение всех вопросов, однако нужно понимать, что эти дискуссии стали страховочной сеткой стабильности и относительной предсказуемости ситуации в регионе южного Кавказа. Созданные механизмы предотвращения инцидентов работают, хоть и не всегда четко. Я убежден, что формат Женевских дискуссий должен быть продолжен».

Он добавил, что в целесообразности продолжения Женевских дискуссий не должно быть никаких сомнений.

Что ж, как политолог, позволю себе краткий анализ высказывания Карасина. Женевские дискуссии продолжаются с 2008 года; за эти 15 лет до карасинского интервью что, в политике ничего не изменилось? Мы что, продолжаем жить в том же мире, какой он был в 2008 году? Кто, собственно, принимает в них участие? А вот кто: Абхазия, Грузия, Россия, США и Южная Осетия при посредничестве спецпредставителей от ООН, ЕС и ОБСЕ. Ну ответьте сами себе, уважаемые читатели, чего сегодня можно ожидать, например, от Европейского Союза нам, в Южной Осетии, где две тысячи осетин отправились воевать на СВО на стороне России? О предательской роли ОБСЕ я уже молчу: никогда ноги их больше не будет в нашей Республике (в «Государстве Алания» — да, тут всё может быть). ООН? Которая нас не признаёт, и не признает до самого своего конца? США? Ну, тут даже не смешно. Так в чём смысл?

Почему Карасин убеждён, что в Южной Осетии озабочены тем, чтобы «напрямую доносить свои позиции до Грузии»? Наша позиция в отношении Грузии единожды сформулирована президентом Тибиловым и никаким изменениям не подлежит: мы требуем признания геноцида, покаяния и выплаты компенсаций ущерба. О чём тут ещё разглагольствовать? И почему это интервью нацелено в адрес Южной Осетии и Абхазии, но не Грузии: Грузии что, не нужно напрямую доносить свои позиции, например, до Южной Осетии? Или Республика Южная Осетия вроде как-то не так признана, как Грузия?

Как можно 15-летнюю говорильню без малейших признаков позитива называть «страховочной сеткой стабильности»? У нас в Южной Осетии народ совершенно другого мнения: стабильность обеспечивает военная сила 4-й российской базы.

Что это вообще за западоцентризм демонстрирует председатель комитета по международным делам Совета Федерации? Мы так и должны, по его мнению, сидеть по уши в западной парадигме международной политики? А может, пора переносить такого рода встречи на другую площадку, где бы присутствовали также и представители Китая, ШОС, БРИКС? Такая простая и очевидная в современных условиях мысль никому в голову не приходит?

Карасин «убеждён, что формат Женевских дискуссий должен быть продолжен» — в этом, видите ли, не должно быть никаких сомнений. Тон, однако же, какой… так и хочется поёжиться. Что ж, заплетающимся и коснеющим от опаски языком всё же произнесу, что я – да, убеждён в противоположном: формат Женевских дискуссий нам в Южной Осетии не нужен.

Готов сделать исключение и смилостивиться над этими «дискуссиями», при условии: включите вы там, наверху, и меня в состав делегации от Южной Осетии. Дайте поучаствовать в этом, к вящему удовольствию всех причастных, распилу государственных денег; даю слово, что с первых же командировочных профинансирую ожидающий очереди благотворительный проект. Тогда и я столь же указующе сделаю внушение всем сомневающимся в Женевских дискуссиях.

Если же серьёзно, то я бы господина Карасина попросил обратить внимание на крайне символический юбилей – 250-летие вхождения Осетии в состав России. И попросил бы его с такой же убедительностью произнести примерно следующее: «250 лет назад Осетия, в том числе её южная часть, добровольно вошла в состав нашей великой России, и с тех пор свято сохраняет клятву верности. Мы видим нетерпимое положение, когда Осетия нынче расчленена, разрезана на части. Россия, действуя во имя исторической справедливости, обязана в год славного юбилея исправить для Осетии и её народа эту ситуацию, и принять в свой состав Южную Осетию, ранее уже признанную ею как государство». Вот это был бы поистине государственнический подход к решению осетинского вопроса.

Но я понимаю, что Карасин такого себе никогда не позволит, не решится. Такое может произнести и сделать только один человек в России – её президент Владимир Владимирович Путин. Частенько, помните, задаётся полуконспирологический вопрос: кто стоит за Путиным?

Так уж и быть, открою вам, уважаемые читатели, эту роковую тайну: за Путиным стою я.

Но не только я. Вместе со мной за Путиным стоит абсолютное большинство жителей Республики Южная Осетия. За Путиным стоит вместе с нами абсолютное большинство граждан Великой России.

Дата публикации: 13.03.2024 19:00

Адрес материала: http://iarex.ru/articles/125760.html

Комментарии

  1. Толково , спасибо.
    Полность соглосен, что «стабильность обеспечивает военная сила 4-й российской базы».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *