Просмотры 93

RUSSIA AND CHINA: INTERACTION IN CONDITIONS OF
INSTABILITY
К.Г. Дзугаев
K.G. Dzugaev
ГАОУ ВО «Юго-Осетинский государственный университет им. А.А. Тибилова»
Цхинвал, ул. Путина, 8
South Ossetian State University n.a. A.A. Tibilov
8, Putinа street, Tskhinval

Аннотация. Человечество находится в процессе «кризиса кризисов», описываемого крупнейшим научным открытием 21 века – «вертикалью Панова – Снукса». Россия и Китай в прохождении этой сингулярности имеют для мировой истории особое значение. Формула «спина к спине» как образ совместной стратегии выживания в кризисном мире.

Ключевые слова: Россия, Китай, «вертикаль Панова – Снукса», сингулярность, стратегия выживания, нестабильность.

Abstract. Humanity is in the process of a “crisis of crises” described
by the largest scientific discovery of the 21st century — “the Panov-Snooks
vertical”. Russia and China in the passage of this singularity are of particular importance for world history. Formula «back to back» as an image of a joint strategy for survival in a crisis world.

Keywords: Russia, China, «Panov – Snooks vertical», singularity,
survival strategy, instability.

Общеполитическая ситуация в мире в последние годы, очевидно, осложняется и обостряется. Обеспокоенность таким развитием событий находит свое выражение в программных выступлениях лидеров крупнейших мировых государств – центров силы.

Одним из предельно значимых таких выступлений является выступление Президента России В. Путина на сессии онлайн-форума «Давосская повестка дня 2021», организованного Всемирным экономическим форумом [1]. Российский лидер заявил о наличии «коренных трансформаций в глобальной экономике, политике, социальной жизни, технологиях» и посчитал необходимым предупредить, что «есть все основания полагать, что существуют риски дальнейшего нарастания противоречий», указал на «обострение и ожесточение» внутриполитических процессов в ведущих странах. При этом подчеркнул, что в отношениях с США «противоречия закручиваются, что называется, по спирали», и сделал поистине устрашающее сравнение с ситуацией перед катастрофой Второй мировой войны, когда нараставшие противоречия не удалось разрешить невоенным способом. Далее следует ключевой пункт его рассуждений: «Конечно, сейчас такой глобальный «горячий» конфликт, надеюсь, в принципе невозможен. Очень на это надеюсь. Он означал бы конец цивилизации. Но, повторю, ситуация может развиваться непредсказуемо и неуправляемо. Если, конечно, ничего не предпринимать для того, чтобы это не случилось. Есть вероятность столкнуться с настоящим срывом в мировом развитии».

В. Путин обозначил основные, по его мнению, мировые проблемы и подчеркнул насущную необходимость совместного их решения усилиями всего мирового сообщества, начиная с ведущих государств.

Однако, повторим и мы, ситуация может развиваться непредсказуемо и неуправляемо. Есть вероятность срыва. В парадигме самоорганизации такое состояние мировой системы называется точкой бифуркации – когда напряжение в системе достигает такого критического значения, что любое сколь угодно малое возмущение может вызвать сколь угодно большие последствия. Владение самоорганизационным понятийным инструментарием в этом смысле позволяет выявлять сущностные основания происходящих процессов; парадигма самоорганизации ныне приобрела не только развитый философский аппарат, но и свою общенаучную экспликацию – синергетику, с быстро совершенствующимся математическим описанием. Очевидно, ныне понятие самоорганизации обрело категориальный статус и может быть дефинировано как «целостное изменение организации систем на основе их имманентной противоречивости в процессе отражения-накопления ими неисчерпаемого разнообразия материи» [2, с. 48], представляя собой ступень в категориальном рядоположении «самодвижение – саморазвитие – самоорганизация».

Опираясь именно на самоорганизационный подход, мы указывали в своих публикациях 2015–2016 годов на нарастающую вероятность осуществления масштабных политических событий в режиме обострения [1]; действительно, ситуация с возвращением Крыма в состав России представляет собой почти эталонный режим с обострением, так как счет там шел, как известно, на часы. Сейчас В. Путин предостерег уже от срыва в мировом масштабе, когда весь мировой общеполитический процесс может войти в «штопор».

Вместе с тем, оперируя парадигмой самоорганизации как объяснительным концептом, при всей значимости политологического аспекта рассматриваемой проблематики мы обязаны поставить вопрос более объемного методологического плана: существует ли научное представление, включающее политологию мирового политического процесса в некую общую систему как ее органичный элемент? Иными словами, выявляется ли современными научными средствами более глубокая сущность происходящих в мире изменений, все сильнее ускоряющихся и чреватых непредсказуемыми событиями?

Ответ утвердителен: да, научная мысль начала 21 века такую возможность приобрела. Речь идет о крупнейшем общенаучном открытии, совершённом российским ученым А. Пановым и его австралийским коллегой Г. Снуксом, и получившим в научной литературе название «вертикаль Панова – Снукса» [3;4]. Суть ее заключается в том, что универсальная история проходит через скачки развития, промежутки между которыми укорачиваются со временем с коэффициентом 2,67, и эта последовательность имеет предел. А. Панов вычислил ее точными методами, его результат – 2015 год (плюс-минус 10 лет): «Этот результат устойчив относительно имеющейся неопределенности в датировке (…) событий. Предел последовательности приходится на 2000–2030 годы» [3, с. 41].

Открытие это трудно назвать замалчиваемым: информация о
нем должным образом опубликована в научных изданиях, при желании легко находима в интернете, но тем интереснее отметить и подчеркнуть то нетривиальное обстоятельство, что оно отнюдь не находится в пиар-мейнстриме и никогда не выдвигалось в фокус общественного внимания. Напротив, создается впечатление, что подбрасыванием в информационный поток отвлекающих информпродуктов (наподобие календаря майя) преследуется цель отвести на второй план общественного внимания реальные и подлинно научные сведения о некоем завершении того мира, в котором мы до сего времени жили. Между тем совершенно очевидно, что ввиду чрезвычайной, эпохальной важности этого открытия оно в обязательном порядке глубоко проработано в соответствующих структурах ведущих государств мира, и сделаны и продолжают делаться необходимые выводы.

Критический порог, к которому подошла универсальная история и мировая цивилизация как ее часть, характеризуется как «кризис кризисов», т.е. целый ряд ключевых показателей мирового развития закручивается в «вертикаль» в своем графическом выражении именно в эти годы. А. Панов называет вычисленный им сущностный рубеж развития планетарной системы термином «сингулярность». Сингулярность неотвратима, и мы уже втягиваемся в ее прохождение; как всегда, есть определенный авангард, движущийся впереди основной массы человечества, но почти не наблюдаемый нами в качестве такового. Группа людей, ведущих мировые дела и отлично информированная о рассматриваемом открытии, вынуждена искать ответы на небывалые ранее вызовы.

А. Панов в порядке научной добросовестности предупреждает о наличии нескольких возможных сценариев прохождения сингулярности. Один из них, увы, катастрофический и означает гибель цивилизации. Но он не фатален: «Проход через точку сингулярности ни в коем случае не означает неминуемую катастрофу для человечества», но «глобальная катастрофа, к сожалению, остается одной из возможностей» [3, с. 45]. Сингулярность – это испытание на прочность всей нашей мировой системы, испытание на выживание. Мировые центры силы в этом
переходе, естественно, буду стараться выработать собственные стратегии выживания, по нашему мнению, мало связанные между собой, а большей частью, видимо, конкурирующие друг с другом. В первую очередь это касается поведения такого центра силы, как Соединенные Штаты Америки, где правящий класс имеет исторически длительную, укоренившуюся традицию решения своих проблем за счет окружающего мира; и мы видим, что действия нынешней администрации Белого Дома становятся все более опасными и трудно предсказуемыми.

Ясно, что в ситуации проявлений растущей агрессивности США другие мировые центры силы принимают все необходимые и достаточные меры для защиты своих интересов, а попросту говоря, в интересах собственного выживания. В современном мире таковыми центрами силы, способными эффективно противостоять США и ограничивать их экспансионизм, являются Россия и Китай, отсюда логично утверждение, что российско-китайское взаимодействие «затрагивает вопрос выбора будущего пути мирового развития. Прежде всего, это заставляет Китай и Россию посмотреть на вопрос двустороннего сотрудничества под новым углом. (…) Китай и Россия стоят друг к другу «спина к спине», поддерживая отношения стратегического партнерства» [6].

Возможен ли прогноз на обозримое будущее с использованием
методов социальной синергетики? В принципе, да, и надо полагать,
соответствующие структуры ведущих государств этой работой занимаются. Важно правильно понять сущность временного горизонта, за которым прогноз теряет смысл в силу самой сути сингулярности – за ней нас ожидают «новое небо и новая земля». Кроме того, очевидно, что в методологическом отношении недопустим хорошо известный исследователям физикализм истории. Наличие в России одной из самых развитых в мире философских и синергетических научных школ позволяет с уверенностью утверждать, что научно-аналитические мощности в нашей стране достаточны для вырабатывания достоверного ситуационного прогноза стратегического порядка. Иными словами, у России есть не только военно-политические и экономические, но и социально-научные возможности обеспечения прохождения сингулярности с приемлемыми издержками. Приблизительно такова же, надо полагать, китайская готовность к «ветру перемен». Если удастся в должной мере реализовать во взаимодействии
этих центров силы, находящихся в Евразии, принцип «спина к
спине», то у всего человечества, всей современной цивилизации существенно и, скорее всего, критически значимо повышается вероятность некатастрофического прохождения сингулярности. В этом, если угодно, историческая миссия российско-китайского конструктивного взаимодействия.

России, таким образом, с неизбежностью предстоит пройти как
одной из несущих конструкций современного миропорядка через
предельно глубокую, т.е. сущностную трансформацию. Слабой аналогией здесь можно привести Российскую революцию 1917 года: в то время, сто лет назад, центром кристаллизации нового порядка сумела стать партия большевиков во главе с Лениным – Сталиным. Большевики стали своего рода «революционным спецназом», который справился с решением задач чрезвычайной сложности и важности. Сейчас России насущно необходимо иметь «сингулярный спецназ» — политический инструмент прорыва в неизведанное постсингулярное будущее.

Список литературы:


 1. Дзугаев, К.Г. Мы потеряли историческую инициативу /
К.Г. Дзугаев // Кавказский геополитический клуб. – Текст: электронный. URL: https://www.kavkazgeoclub.ru/content/my-poteryali istoricheskuyu-iniciativu (дата обращения:19. 01. 2016).

2. Дзугаев, К.Г. Парадигма самоорганизации: философский, историко-социальный и политологический аспекты / К. Г. Дзугаев – Текст электронный. Цхинвал – 2007. URL: https://as- ir.ru/product/paradigma-samoorganizacii.

3. Панов, А.Д. Завершение планетарного цикла эволюции? /
А.Д. Панов // Философские науки. — 2005. — № 4. – Текст: непосредственный.
4. Панов, А.Д. Сингулярная точка истории / А.Д. Панов //
Общественные науки и современность. — 2005. — № 1. – Текст: непосредственный.
5. Путин, В.В. Выступление на сессии онлайн-форума «Давосская повестка дня 2021». В.В. Путин. – Текст: электронный. URL:
http://www.kremlin.ru/events/president/news/64938

6. Фэн Шаолэй. Спина к спине: китайско-российские отношения и вызовы глобальной неопределенности / Шаолэй Фэн. –
Текст: электронный // Валдай. Международный дискуссионный клуб. URL: https://ru.valdaiclub.com/a/highlights/kitaysko-rossiyskie.

Дзугаев К. Г. Россия и Китай: взаимодействие в условиях нестабильности // Будущее России: историко-культурные и духовно-нравственные основы идеологии российской государственности. Сборник материалов II Всероссийской научно-практической конференции. (22 октября 1921 г.) Краснодар, 2022.  С. 113 – 118.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *