Людвиг Чибиров и Коста Дзугаев
Просмотры 53

Дзугаев К. Г.

философ, лауреат Государственной премии им. К. Л. Хетагурова

Государственная и политическая деятельность Л.А. Чибирова // Международная научная конференция «Людвиг Алексеевич Чибиров: учёный и государственный деятель», 18 ноября 2022 г. Владикавказ, 2022.

         Уважаемый Людвиг Алексеевич!

         Уважаемые товарищи!

         Выступление на нашей сегодняшней конферении – это почётная и ответственная обязанность; мне доверено осветить политико-государственный аспект деятельности юбиляра, постараюсь представить вашему вниманию свои соображения, призывая к совместному размышлению.

         Есть по этой теме известный вопрос, ставящийся – вполне правомерно – в таких случаях: достаточно ли времени прошло с момента совершения тех событий, которые подвергаются рассмотрению? Иногда речь идёт о нескольких годах, иногда о десятилетиях, а в некоторых случаях рассматриваются вековые интервалы для вынесения оценок и выводов.

         События, произошедшие на Юге Осетии, относятся именно к таким событиям, ибо они с несомненностью имеют не только политическое, но и историческое измерение; и соответственно деятельность людей, находившихся в центре происходящих изменений, возглавлявших народные движения и политические организации, нуждается в беспристрастном и осторожном анализе, во взвешенном и объективно-научном подходе – насколько это возможно.

         Очевидно, такая возможность в необходимой мере имеется для составления правильной картины государственно-политической деятельности Людвига Алексеевича Чибирова, чей славный юбилей мы сегодня отмечаем.

         Думаю, не ошибусь, если обозначу началом политической деятельности Людвига Алексеевича борьбу за сохранение базового культурно-просветительского учреждения Южной Осетии – Юго-Осетинского государственного педагогического института. Уже в конце 1988 года появились первые тревожные симптомы осложнения грузино-осетинских отношений, а в 1989-м и 1990-м годах ситуация начала накаляться с каждым месяцем. Институт по определению не мог оставаться вне общественно-политических процессов в автономной области, и в нём отражались нарастающие противоречия, угрожающие самому существованию учреждения. В этих обстоятельствах ректору Чибирову понадобилась не только недюжинная воля к твёрдому администрированию, но и пришлось на ходу нарабатывать особые политические навыки управленческой деятельности крупным и разнородным коллективом. Это была трудная и нетривиальная задача, первая в своём роде в биографии юбиляра, и он с честью и достоинством справился с её решением: институт был не только сохранён, но спустя некоторое время преобразован в университет, став в известном смысле стартовой площадкой для политической работы теперь уже на государственном уровне.

         Вход в большую политику на уровне Республики ознаменовался избранием Людвига Алексеевича депутатом Верховного Совета провозглашённой 20 сентября 1990 года Республики; избрание это состоялось на довыборах на освободившееся депутатское место.

         По этому поводу считаю целесообразным, впервые со столь высокой трибуны, сказать об организации, осуществившей целевую политическую поддержку Людвига Алексеевича: это был Фонд «Возрождение Юго-Осетии», созданный для решения насущных задач в основном непубличного характера, и возглавляемый известным и популярным в Осетии деятелем культуры, народным художником Котаевым Григорием Сесеевичем – близким другом нашего юбиляра. Именно с Григорием Сесеевичем состоялись установочные обсуждения вопроса о кадровых перспективах политического лидерства в государстве, создаваемом южной ветвью осетинского народа, и было принято решение о поддержке Чибирова, составлен соответствующий план работы по данному вопросу – план, в целом реализованный ещё при жизни Григория Котаева: это работа с лидерами боевых отрядов самообороны, медийное позиционирование, подготовка поездок в Москву и Ленинград во главе делегаций, организация митингов и других массовых мероприятий и т. д.

         Жизнь, как обычно это бывает, внесла свои коррективы в планы, и Людвигу Алексеевичу пришлось взять на себя бремя власти раньше очередных, календарных выборов: в сентябре 1993 года в Республике назрел и произошёл кризис власти, приведший к отставке Тореза Георгиевича Кулумбегова. Тем не менее к этому времени депутат Чибиров уже успел набрать достаточный политический вес для того, чтобы стать естественной кандидатурой на высший пост в Республике. Нельзя не сказать и о том, что определённые политические группы рассматривали Людвига Алексеевича как временную, ситуативно компромиссную фигуру, но в своих расчётах обманулись: новый руководитель взялся за работу всерьёз.

         Работа оказалась очень тяжёлой, очень трудной, моментами опасной, и зачастую, как это всегда бывает в политике, весьма неблагодарной. Были и при Людвиге Алексеевиче кризисы власти, неизбежные при упорядочивании послевоенного хаоса и разрухи, но их удавалось пройти политическими средствами, без силовых методов управления.

         Полгода спустя состоялись вторые выборы в Верховный Совет, и вновь избранный депутатом Чибиров получил теперь уже поддержку прочного большинства депутатов второго созыва, что позволило непосредственно приступить к решению масштабных жизненно важных задач, стоящих перед новым руководством.

         Высказывался об этом уже не раз, в том числе в августе на презентации историографического трёхтомника Людвига Алексеевича в Юго-Осетинском госуниверситете, и повторю своё утверждение ещё раз: именно под руководством Чибирова Республика южных осетин, провозглашённая как политический проект, обрела реальное государственное содержание, стала небольшим, но вьявь существующим государством. В первую очередь это касается выстраивания правоохранительного контура, что позволило сломить организованную преступность и взять под контроль общественную безопасность.

         Мирное строительство под эгидой трёхсторонних миротворческих сил, введённых в Южную Осетию по Сочинским соглашениям, потребовало позиционирования Республики во внешней политике. В этом направлении пришлось решать сложную и трудную двуединую задачу: продвижение осетино-осетинского сближения и интеграции, а также начала и ведения процесса грузино-осетинского урегулирования.

         На североосетинском направлении имелось полное понимание и поддержка со стороны руководителей – Ахсарбека Хаджимурзаевича Галазова, а затем и Александра Сергеевича Дзасохова; однако политическим успехов препятствовало обстоятельство, оказавшееся для нас неприятной неожиданностью: неготовность общества на Севере Осетии к решительным политическим шагам навстречу южанам. Исследование общественного мнения, проведённое в то время доктором философских наук Плиевым Аланом Григорьевичем, показало поддержку идеи воссоединения с Югом Осетии на уровне 12%. Пришлось длительно и настойчиво работать по данной проблеме, но результат под руководством Людвига Алексеевича был достигнут: на пороге двухтысячных годов, по соцопросам доктора социологических наук Хасана Владимировича Дзуцева, показатель поддержки перевалил за 50%. Спасибо всем, кто помогал нам здесь, на Севере, в этой работе.

         Что касается грузино-осетинского урегулирования, то здесь Председателю Верховного Совета, а затем и Президенту Чибирову пришлось вести политико-дипломатическую борьбу с исключительно сильным оппонентом – руководителем Грузии Эдуардом Амвросиевичем Шеварднадзе. Было бы глубокой ошибкой думать, что речь идёт конкретно о переговорах во время личных встреч; нет, дело в том, что отстаивание интересов Южной Осетии во взаимоотношениях с Грузией осуществлялось в борьбе весьма объёмных комплексов решений, принимаемых сторонами в конфликте – решений политических, экономических, культурно-гуманитарных и иных. Здесь от Людвига Алексеевича также понадобилось проявить сполна политическую волю, особенно в ходе личных переговоров, и следует подчеркнуть, что эту волю увидел и по достоинству оценил и его оппонент, грузинский Президент. Тем с большей горечью, пожалуй, приходится вспоминать о том, что нашлись в нашем обществе люди, обвинявшие Людвига Алексеевича и его соратников в сдаче национальных интересов, в прогрузинской ориентации, чуть ли не в предательстве. И ведь никто из них не понёс наказания.

         Работа по грузино-осетинскому урегулированию имела свои очевидные положительные результаты, выразившиеся в подписании в Кремле в мае 1996 года Меморандума о мерах по обеспечению безопасности и укреплению взаимного доверия между сторонами в грузино-осетинском конфликте – уникальный документ, единственный в своём роде по всем тогдашним «горячим точкам». Он был высоко оценён всеми без исключения заинтересованными сторонами и организациями, и на его основе удалось многое полезное создать и построить для нашей Республики.

         Таковы основные вехи деятельности Людвига Алексеевича Чибирова как политического и государственного деятеля. Разумеется, это не более чем эскизное изложение, так как полное исследование этого аспекта биографии юбиляра потребует написания полновесной монографии. Но даже такое рассмотрение было бы неполным, неоконченным без указания на завершение государственно-политической работы юбиляра в 2001 году. Почему избиратели предпочли другого Президента?

         Призывая вновь к коллегиальным размышлениям, предлагаю свой ответ на этот вопрос.

         Во-первых, власть в отстроенной и крепко вставшей на собственные ноги Республике привлекла внимание влиятельных людей, имевших контакты в кремлёвских кабинетах, по той простой и извечной причине, что в Южной Осетии появились деньги. Деньги, внушительные даже по общероссийским меркам: ведь нам тогда удавалось за счёт собственных доходов исполнять все социальные обязательства. Миллиардные обороты крутились на Эргнетском рынке, на южной границе Республики; транзитный поток через Южную Осетию приносил казне большие доходы, при низком уровне коррупции. Имелись очевидные перспективы роста, общеполитические условия для этого в то время были благоприятными. Указанный фактор вызывал резкий рост политической активности перед президентскими выборами 2001 года.

         Во-вторых, накопилась неизбежная и понятная усталость от лидера – это явление политологам хорошо известно и изучено, и сыграло большую, возможно решающую роль при голосовании. Ведь югоосетинское общество, при всём многообразии политических явлений и событий за истёкшие на то время годы, было обществом всё ещё политически весьма незрелым, неопытным. Такого рода политический опыт нарабатывается в поколениях, а у нас в советское время просто неоткуда было взяться хотя бы первому поколению с таким опытом: этим поколением жизнь через суровые испытания заставила стать наше поколение. Общество в Южной Осетии и сейчас-то трудновато признать политически зрелым.

         В-третьих, не обошлось, видимо, и без ошибок, допущенных властью – не по злому умыслу, подчёркиваю, а именно из-за нехватки политического опыта.

         Но, принимая во внимание все эти и другие возможные причины, всё же в завершение выступления скажу вам вот о чём.

         Не прошло и полутора лет после тех президентских выборов 2001 года, как целый ряд особо активных бывших критиков Президента Чибирова, один за другим начали душевным образом признаваться мне в том, что допустили фатальную для самих себя ошибку, используя при этом порой очень сильные обороты речи, выражали своё сожаление о сделанной глупости. Это было очень показательно, и длилось много лет. Может быть, и Людвигу Алексеевичу кто-нибудь из этих людей нашёл в себе мужество сказать об этом – не знаю. Но знаю точно, что народ в конечном счёте в большинстве своём понял, что Людвиг Алексеевич Чибиров – лучший руководитель нашей Республики. Тому доказательство то, как его в последние 10 – 15 лет встречают в Южной Осетии.

         Со всей ясностью обнаружилось, что фундаментальная причина политической и государственной успешности юбиляра сохранилась: эта причина – неразрывная связь с народом.

         Вот – главное о Чибирове, как о государственно-политическом деятеле: он всегда сохраняет единство с народом. И народ это понимал; понимает и сейчас. И это, надо полагать, главное жизненное достижение юбиляра на общественно-политическом поприще.

         Здоровья Вам, Людвиг Алексеевич, новых творческих и научных успехов!

         Уастырджи – де мбал!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *