Коста Георгиевич Дзугаев
Просмотры 71

К.Г. ДЗУГАЕВ
Кафедра философии и культурологии Юго-Осетинского госуниверситета им. А. А. Тибилова; отдел новой и новейшей истории Юго-Осетинского научно-исследовательского института им. З. Н. Ванеева; 100001, Республика Южная Осетия, г. Цхинвал, ул. 8 июня,
пер. Г. Дзугаева, дом 2; kostadzugaev@mail.ru
г. Цхинвал


Аннотация:
Результаты президентских выборов в Республике Южная Осетия, референдум о вхождении в состав России или независимость и интеграция с Россией, влияние специальной военной операции на Украине.
Ключевые слова: Южная Осетия, референдум, воссоединение Осетии, Грузия, Украина.


SOUTH OSSETIA AFTER THE PRESIDENTIAL ELECTIONS
KOSTA DZUGAEV

Abstract: The results of the presidential elections in the Republic of South Ossetia, the referendum on joining to Russia or independence and integration with Russia, the impact of a special military operation in Ukraine.
Keywords: South Ossetia, referendum, reunification of Ossetia, Georgia, Ukraine.
Department of Philosophy and Cultural Studies of the A. A. Tibilov South Ossetian State University; Department of New and Modern History of the Z. N. Vaneev South Ossetian Research Institute; 100001, Republic of South Ossetia, Tskhinval, June 8, Dzugaev Lane, house 2; kostadzugaev@mail.ru

24 мая 2022 года состоялась инаугурация президента Республики Южная Осетия Гаглоева Алана Эдуардовича. Президентские выборы в Республике прошли в два тура. Первый состоялся 10 апреля, второй – 8 мая, и хотя победитель официально стал известен по итогам второго тура, но в политическом отношении решающим, очевидно, стал первый тур: за действующего президента А.И. Бибилова проголосовало 34,95%, за его главного оппонента А.Э. Гаглоева – 38,55%, при явке 73,97%[1]. Таким образом, две трети принявших участие в голосовании избирателей отказали А.И. Бибилову в доверии. Отсюда ясно, что победный для А.Э. Гаглоева результат второго тура (56,09% при явке 73,93%) [2] был предрешён протестным голосованием. Отметим, что прецеденты такого рода в политической истории РЮО уже были.

Провал А.И. Бибилова – а это именно провал в самом прямом и точном смысле слова – понятен до прозрачности для любого жителя Южной Осетии, да и для других осетин, проживающих за её пределами и небезразличных к судьбам Осетии. Дело в том, что как политический лидер А.И. Бибилов состоялся на лозунге воссоединения Осетии, восстановления единства осетинского народа, оказавшегося разделённым не просто административными границами, как это было в СССР, а границами государственными, причём между государствами, одно из которых – т. е. Грузия – проявляло всё большую враждебность к другому – к России, являясь по сути дела (аналогично Украине) протекторатом США. Южных осетин, отказавшихся участвовать в реализации грузинского проекта независимого этнократического государства, грузинское руководство естественным образом определило как врагов и пособников России, и с самого начала возрождения грузинского национал-экстремизма в 1988 – 1989 гг. всеми способами старалось подавить, вплоть до геноцидной агрессии в августе 2008 г. – и лишь спасительное вмешательство России предотвратило истребление южной ветви осетинского народа. Лозунг воссоединения, заявленный А.И. Бибиловым (и возглавляемой им политической партии «Единая Осетия»), так и
не был реализован в его политической практике, что вызвало поначалу недоумение, затем разочарование, а к концу его президентуры и осуждение заведомого большинства электората.

Здесь необходим краткий исторический экскурс. Южная Осетия как административная единица в составе Российской империи впервые была очерчена в 1859 г. главнокомандующим и наместником А. Барятинским (за исключением небольшой части на югозападе, входившей в Рачинский уезд). На повседневной жизни осетин это практически не отразилось.

Следующая веха появляется после Великой Российской революции 1917 г. Распад империи позволил грузинам создать своё независимое государство, которое немедленно приступило к захватническим войнам, в том числе в отношении Южной Осетии. Осетины ответили вооружённой борьбой за право свободного выбора своей судьбы, и в 1920 г. грузинские войска уничтожили Южную Осетию – тогда это им удалось. В 2020 г. в Республике Южная Осетия на государственном уровне отмечалось столетие геноцида 1920 г.; подчёркивалось (в том числе и мною, в качестве идеолога осетинского воссоединения), что в те годы воля южных осетин была выражена со всей решительностью: только единая Осетия, и только в составе России. Однако эта попытка вырваться из-под грузинской власти оказалась безуспешной: после большевизации Грузии в феврале 1921 года югоосетинских лидеров заставили дать согласие на вхождение в состав Грузинской ССР, причём даже не на правах автономной республики, а как автономную область, что и было закреплено Декретом № 2 от 20 апреля 1922 года.

Нахождение под грузинской властью, пусть даже и большевистской, оказалось столь невыносимым, что новая попытка воссоединиться с Северной Осетией в составе РСФСР была предпринята в 1925 году, но успеха не имела (хотя, отмечу, Сталин довольно долго колебался и советовался с Микояном и Орджоникидзе).

В 1936 году, в ходе принятия новой Конституции СССР, югоосетинское руководство предприняло отчаянную попытку вырваться из-под грузинской власти, но на сей раз она была пресечена Лаврентием Берией, и в 1937 году под его личным контролем все носители идеи воссоединения были самым тщательным образом уничтожены – практически весь интеллектуально-управленческий слой автономной области [1].

Последняя попытка выйти из Грузии при советской власти была в 1960 году, когда группа югоосетинских патриотов под руководством Владимира Ванеева, прошедшая за свои убеждения через грузинские суды и тюрьмы, обратилась к Никите Хрущёву, надеясь на аналогию с передачей Крыма Украине; но увы, и эта попытка окончилась неудачей.

Даже из этого краткого обзора совершенно очевидно, что императив воссоединения является определяющим, детерминирующим фактором югоосетинского – а следовательно, автоматически и общеосетинского – политического процесса. Отсюда неудивительно, что с началом грузино-осетинского конфликта новейшего времени воссоединение Осетии по сути стало национальной идеей осетинской народа на данном этапе его исторического бытия.

В теперешнем конфликте с Грузией, после провозглашения 20 сентября 1990 года Республики Южная Осетия, ключевым событием начала новейшей истории стал референдум 19 января 1992 года, на котором 98% участвовавших проголосовали за независимость от Грузии и за вхождение в состав России. В 2006 году был проведён ещё один референдум – за независимость Южной Осетии: это была политическая подготовка к неминуемому столкновению с режимом М. Саакашвили. В 2008 г., после отражения геноцидной агрессии, 26 августа Россия признала Республику Южную Осетию как суверенное и независимое государство.

Именно после признания в Республике обозначилась и заявила о себе в публичной политике немногочисленная, но чрезвычайно активная группа сторонников независимого пути развития Южной Осетии – иными словами, отказываясь от воссоединения разделённого народа в составе России. Политологический анализ состава группировки «независимцев» в первом приближении указывает, прежде всего, на сегмент чиновничества, не
желающего расставаться с доступом к осваиванию поступающих в РЮО российских денег; нельзя не увидеть наличие прозападно ориентированной части «независимцев» (проще говоря, агентов влияния Запада, в первую очередь «соросовскую грибницу»); наконец, есть просто чистосердечные, но обманутые люди, в основном молодёжь. Группировка «независимцев», составляя 5 – 7% населения, сумела при этом получить совершенно непропорциональное, непомерное влияние в госаппарате, в СМИ, в общественно-политических организациях. Политическая невменяемость установки на независимое существование Республики Южная Осетия (впрочем, «независимцы» предпочитают пользоваться другим названием – «Государство Алания») особенно ясно осознаётся с учётом демографических показателей: так, численность трудоспособного населения – 32078 человек [3, с. 9], и прогноз неблагоприятен.

Тем не менее социологические исследования российских специалистов однозначно показывают около 85% устойчивой поддержки идеи воссоединения. Этот электоральный ресурс, разумеется, должен был быть востребован для стабилизации внутриполитической ситуации в РЮО и надёжной управляемости политического процесса. С этой целью в 2012 году была создана партия «Единая Осетия» во главе с Анатолием Бибиловым. Под
лозунгом воссоединения Осетии в составе России партия убедительно выиграла парламентские выборы в 2014 г. и А.И. Бибилов стал председателем парламента, а в 2017 году он выиграл президентские выборы. Увы, как указывалось выше, ожидания его избирателей оказались обманутыми.

Объявление А.И. Бибиловым перед первым туром выборов референдума с юридически невразумительным вопросом об объединении Южной Осетии и России, а затем и издание указа о его проведении в этой ситуации были расценено народом как судорожная попытка политического спасения; но большинство уже не поверило действовавшему президенту.

Вступивший в должность А.Э. Гаглоев вынужден был своим указом приостановить действие указа А.И. Бибилова, и приступить к консультациям с российской стороной по вопросу о референдуме.

В борьбе с А.И. Бибиловым А.Э. Гаглоев стал центром объединения всех оппозиционных бывшему президенту общественных сил, а так как А.И. Бибилов декларировал вхождение в состав России и воссоединение с Республикой Северной Осетией – Аланией, то естественными политическими союзниками А.Э. Гаглоева стали «независимцы», составившие его электоральное ядро. Данное обстоятельство указывает на главную трудность начала президентуры А.Э. Гаглоева: получив на выборах формальное большинство голосов в силу протестного против А.И. Бибилова голосования, он в политическом отношении стартовал на должности президента в качестве президента меньшинства. Таким образом, ему предстоит безотлагательно решить основную свою политическую проблему – получить поддержку большинства. Безотлагательно потому, что в 2024 году предстоят парламентские выборы, и если А.Э. Гаглоеву не удастся создать себе в парламенте надёжное большинство, то он почти неминуемо столкнётся с неразрешимыми внутриполитическими проблемами. В истории Республики Южная Осетия уже имелись прецеденты оппозиционного президенту парламента, и это всегда плохо кончалось для президента.

Очевидно, А.Э. Гаглоев понимает специфику текущей политики в Республике, и в отношении лозунга вхождения РЮО в состав России (с последующим воссоединением с РСО-А) ведёт себя политически верно: он никогда не возражал против этой политической установки, являющейся на данном историческом этапе национальной идеей осетинского народа, и указ А.И. Бибилова о проведении референдума 17 июля с. г. он не отменил, а приостановил. «Воссоединительное» большинство народа в целом с пониманием отнеслось к этому решению, имеющему под собой убедительные основания; можно сделать уверенный прогноз, что южные осетины в большинстве своём с пристальным вниманием проследят за событиями в ДНР и ЛНР, в освобождаемых областях Украины, руководство которых заявило о намерении провести референдумы о вхождении в состав России.

Иными словами, ход российской СВО на Украине выведет ситуацию вокруг Южной Осетии в ближайшие месяцы на точку бифуркации. Тогда наступит момент истины и для исторических судеб южной ветви осетинского народа (а следовательно, для всего осетинского народа), и для личной политической судьбы президента А.И. Гаглоева.


ЛИТЕРАТУРА1. Дзугаев К.Г. Понятие «окна возможностей» применительно к интеграционновоссоединительному процессу Осетии (1936 г.). – Цхинвал – Владикавказ: ИП Цопанова А. Ю., 2018. – 134 с.

2. Постановление Центральной избирательной комиссии Республики Южная Осетия «Об итогах повторного голосования по выборам Президента Республики Южная Осетия 8 мая 2022 года и о результатах выборов Президента Республики Южная Осетия» // Южная Осетия. 14 мая, № 84 – 87. 2022.
3. Статистический ежегодник за 2020 год. Официальное издание. – Цхинвал: ИП Икаев О. С., 2021. – 181 с.

REFERENCES
1. Dzugaev K.G. The concept of «windows of opportunity» in relation to the integration and reunification process of Ossetia (1936). — Tskhinval – Vladikavkaz: IP Tsopanova A. Yu., 2018. – 134 p.

2. Resolution of the Central Election Commission of the Republic of South Ossetia «On the results of repeated voting for the election of the President of the Republic of South Ossetia on May 8, 2022 and on the results of the election of the President of the Republic of South Ossetia» // South Ossetia. May 14, No. 84 – 87. 2022.
3. Statistical Yearbook for 2020. Official publication. – Tskhinval: IP Ikaev O. S., 2021. – 181 p

Дзугаев К. Г. Южная Осетия после президентских выборов // Проблемы истории, методологии, историографии и источниковедения народов Северного Кавказа: опыт и уроки. Материалы международной научно-практической конференции. Нальчик, 2022. С. 135 — 139.


[1] Президентские выборы в Южной Осетии (2022) // Википедия. 30.06.2022. URL:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Президентские_выборы_в_Южной_Осетии_(2022) (дата обращения: 24.07.2022).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *