Просмотры 49

Валерий Дзидзоев

(О четвёртой монографии К. Г. Дзугаева «Понятие «окна возможностей» применительно к интеграционно-воссоединительному процессу Осетии (1949 – 1960 гг.)»)

Представленная вниманию специалистов истории и широкой читательской общественности новая монография К. Г. Дзугаева является четвёртой по счёту в той исследовательской научной концепции, которую автор реализует, работая старшим научным сотрудником отдела новой и новейшей истории ЮОНИИ. Стержневая проблема, «красной нитью» проходящая через все монографические исследования – проблема воссоединения Осетии в составе Российской Федерации. Проблема современных осетин, как на Севере, так и на Юге Осетии состоит в том, что они однозначно и уверенно не могут определиться в выработке единой общественно-политической концепции своего объединения. В этой связи уместно напомнить некоторые хрестоматийные истины, которые часть современных осетин по какой-то причине либо не признают, либо преднамеренно игнорируют, либо не знают исторические факты и создают не только в собственных головах, но и в сознании близких людей какие-то мифические образы, сюжеты, параисторические версии истории осетинского народа. Проблема, затронутая здесь,
значительно глубже, серьёзнее и актуальнее, чем может показаться многим осетинам. И не только им.

Начну с того, что Осетия без деления на северных и южных вошла в 1774 г. в состав Российской империи. А разделение осетин на северных и южных произошло только в 1920 г., когда Грузинская Демократическая Республика воспользовалась правом нации на самоопределение (кстати сказать, фундаментальным требованием программы большевиков) и вышла из состава РСФСР, образовав новое суверенное государство. В настоящем предисловии нет необходимости подробно останавливаться на некоторых проблемах Южной Осетии, например, на причинах того, как она без всякого волеизъявления оказалась в составе так называемой «территориально целостной Грузии». Не будем в деталях анализировать предпосылки и ход кровавых событий летом 1920 г. на территории Южной Осетии, когда командир грузинской национальной гвардии Валико Джугели фактически уничтожил почти все населённые пункты, где издревле проживали южные осетины. Это был самый настоящий геноцид осетинского народа. А устроили этот кошмар меньшевистское руководство и правительство Грузии во главе с Ноем Николаевичем Жордания, а также крайне агрессивная часть грузинского общества, которая не признавала никаких политических и национальных прав ни за южными осетинами, ни за абхазами. Отсюда и главные причины бед, страданий, унижений и трагедий южных осетин и абхазов.

Возвращаясь к концепции объединения северных и южных осетин, о чём не устаёт повторять автор рецензируемой работы, необходимо подчеркнуть, что сторонники объединения, в силу различных объективных и субъективных причин, ведут себя, по моему убеждению, несколько пассивно, будто выжидают каких-то чудес, и не понятно, от кого. Конечно, в решении этой проблемы очень многое будет зависеть от Москвы. Но хочется напомнить, а может быть докричаться, что от осетин тоже зависит немало. Что зависит от нас, осетин? В первую очередь нам, что на Севере, что на Юге, следует проявлять большую дальновидность, реальную озабоченность необходимостью объединения и без того малочисленного осетинского народа, которого даже для единого субъекта в составе Российской Федерации численно маловато. Особенно в сравнении с татарами, башкирами, чеченцами, дагестанцами и другими миллионными народами. Если осетины будут проявлять и дальше безразличие к объединению, демонстрируя, открыто или скрытно, в этом судьбоносном вопросе что-то вроде инфантильности, то разумеется, ни Москва, ни другие столицы мира, а тем более Тбилиси, нам не помогут. Неужели эту аксиому необходимо доказывать своим дорогим соотечественникам, среди которых, как известно, десятки тысяч образованных и очень образованных людей, занимающих, в том числе и высокие должности не только в Цхинвале и Владикавказе, но и в Москве, Санкт-Петербурге, других городах РФ. Я лично, как осетинский патриот и гражданин Российской Федерации, что-то не припомню массовые митинги осетин в Цхинвале, Владикавказе, других городах и населенных пунктах Осетии в поддержку объединения северных и южных осетин. Об этом были разговоры в конце 80-х – нач. 90-х гг. ХХ века, когда Южная Осетия, как известно, захлебывалась в собственной крови и продолжительных адских мучениях,
устроенных руководством геноцидной Грузии. Затем, когда с помощью мужественных патриотов Южной Осетии, отстаивавших свою родную землю от посягательств грузинских экспансионистов, и при огромной (действительно огромной и спасительной!) помощи Российской армии тяжелая ситуация в непризнанной республике более или менее стабилизировалась, по какой-то непонятной мне причине не только в Северной, но даже и в Южной Осетии не стали проводить мирные митинги в поддержку объединения Севера и Юга. С точки зрения здравой логики, такое поведение не только
южных осетин, но в целом и всех осетин очень трудно понять, а тем более аргументировано объяснить.

Анализ этой проблемы, которым занимаюсь несколько десятков лет, наводит на весьма грустные мысли. Например, не совсем понятно, что мы, осетины, за нация? Особенно по сравнению с некоторыми, на мой взгляд, более развитыми и сплоченными нациями, такими, как армяне, грузины, татары, башкиры, чеченцы и т. д. Сопоставления с ними, да и с некоторыми другими нациями, проживающими за пределами современной Российской Федерации, не воодушевляет меня, так как осетины, на мой взгляд, уступают им по некоторым важным позициям. Однако в данном случае меня интересует среди всех позиций, которые обязательны в формировании и функционировании любой нации, в том числе и осетинской, только объединительный фактор.

Дефиниций, то есть определений наций, как известно историкам и политологам, более 50, начиная от самых простых и даже юмористичных (одна из них гласит: «Нация – это то, что не поддается объяснению»), и заканчивая научно обоснованными, аргументированными и поддающимися объяснению, например, «нация – исторически сложившаяся устойчивая общность людей, объединенных экономическими, территориальными, языковыми и культурно-психологическими связями». Эту формулировку, как известно, давал И. В. Сталин за несколько лет до Октябрьской революции 1917 г., и она очень понравилась не только В. И. Ленину, но
и другим видным большевикам, которые были весьма образованными для своего времени. В данном случае хочется обратить внимание на некоторые существенные аспекты
дефиниции Сталина. Она, будучи наиболее совершенной и полной в объяснении сущности любой нации, в том числе и осетин, всё-таки имеет отдельные уязвимые места. Так,
например, согласно этой формулировке евреи, проживающие в разных странах мира, не могут относиться к единой еврейской нации, так как у них, евреев, проживающих
в США, Австралии и Российской Федерации, отсутствует единая экономическая связь. То же самое можно сказать об  армянах, которые, так же как и евреи, проживают в различных странах мира. Да и применительно к малочисленной осетинской нации, оказавшейся с мая 1920 г. разделенной государственной границей между РСФСР и Грузинской Де
мократической Республикой, не было единой экономической связи, так как Северная Осетия была и остается составной частью экономики РСФСР, а Южная Осетия была такой же составной частью экономики Грузии. По крайней мере, до признания её суверенитета 26 августа 2008 года. Есть и некоторые другие нестыковки в дефиниции И. В. Сталина
с реальностью формирования и развития отдельных наций. Не заостряя внимания на этих «нестыковках», что является, по моему убеждению, темой отдельного и масштабного анализа, хочу обратить особое внимание на некоторые аспекты проблемы формирования и функционирования современной осетинской нации.

Во-первых, уже около 30 лет на территории Осетии почему-то пропали мирные демонстрации, собрания трудовых коллективов, образовательных учреждений, заводов, фабрик и т. д. в поддержку объединения. На мой взгляд, это не случайность. Часть югоосетинского общества в силу каких-то объективных или субъективных причин с 26 августа 2008 года находится не только в непонятной эйфории, но и в состоянии как бы лёгкого опьянения. У многих из этой части осетинского общества наблюдается, причем невооружённым глазом, головокружение от собственной независимости, признания Москвой и некоторыми другими столицами государственного суверенитета Южной Осетии. Конечно, это действительно выдающееся общественно-политическое событие не только для Южной Осетии, но и для всего осетинского народа. Эта аксиома, которую доказывать не приходится. Однако в современном мире так много противоречивого, нестабильного, конъюнктурного, иногда предательского в отношении целых народов и даже мощных империй, не говоря уже о малочисленных народах и слабых государствах, что нужно быть слепым на оба глаза и не видеть всего этого. А в Осетии, особенно на Юге можно увидеть многих наших соотечественников, пребывающих в эйфории признания суверенитета от 26 августа 2008 г. Они не могут понять простые и элементарные факты из современной геополитики. Часть моих соотечественников, находящихся в блаженном состоянии от победы над Вооружёнными силами Грузии в августе 2008 г., непонятно почему, но проявляют исключительную уверенность, что современная внешняя политика Москвы будет иметь и дальше не только продолжение, но и наступательный характер. А я, понимая основы геополитики, постоянно задаюсь вопросом, что будет с Южной Осетией и Абхазией, если к власти в Кремле придут либералы, а то и откровенно антироссийские силы
вроде Андрея Козырева, Михаила Горбачева, Бориса Ельцина и многих других? Не дай Бог, конечно же! Но кто-нибудь даёт гарантию? Думаю, нет. В современном мире все возможно. А мы, россияне, и в первую очередь осетины, всегда должны помнить и иметь в виду, что у России есть только два надежных друга: армия и флот. Выражение это, разумеется, принадлежит не мне, а приписывают его нескольким известным государственным
деятелям России прошлого. Однако важно не выяснение личности этого мудрого, но циничного человека, а суть сказанного. Россию неоднократно не только подводили, но и откровенно предавали. Даже те страны, казалось бы, наши союзники, которые должны были быть нам благодарными. Например, Болгария, Польша, Чехия, Словакия и еще десятки европейских государств, объединившихся в настоящее время против Москвы не только в санкциях Вашингтона, но и во всём остальном. Многие из них достигли апогея абсурда, доказывая, что российская вакцина против коронавируса не только неэффективная, но и вредная для здоровья. В такой напряженной общественно-политической обстановке ничем не прикрытой русофобии, конечно же, нашими главными друзьями и «надёжными партнерами» могут быть мощная армия и флот, о чем, кстати сказать, исключительную заботу проявляет Президент Российской Федерации В. В. Путин и его ближайшее окружение. Все остальные, так называемые «друзья России» вроде Болгарии, которая получила государственность только в результате решительного заступничества Российской империи и встала на ноги только благодаря Петербургу, русскому народу, который обильно пролил свою кровь за освобождение братьев-христиан от османского ига, могут не только подвести, но и цинично предать. Как же много этих хрестоматийных примеров, которые хоть чему-то должны научить и нас, осетин, как на Севере, так и на Юге! Повторяю ещё раз, что международное право в действительности позволяет делать то, что могут и хотят сильнейшие государства планеты. А они никогда не будут поддерживать ни Российскую Федерацию, ни осетин. Уже из-за этого, понимая и осознавая хотя бы поверхностно основные закономерности и традиции современной геополитики, осетины, как на Севере, так и на Юге, по моему убеждению, должны не на
словах, а на деле прилагать максимальные усилия к нашему объединению в составе Российской Федерации.

Во-вторых, осетины как единый народ без деления на северных и южных вошли в состав Российской империи в 1774 г. Разделёнными мы стали, подчеркну ещё раз, в 1920 г.,
когда без волеизъявления южных осетин они оказались в составе Грузинской Демократической Республики. Согласно Договору между РСФСР и ГДР в мае 1920 г. Осетины являются единственным народом, который проявляет непонятную пассивность, медлительность и самодовольство своим статусом разделённого народа. Хотя в истории есть другие разделённые народы, мечтающие о своём объединении. Таковы, например, ногайцы, лезгины, корейцы и т. д.

Что нас, осетин, объединяет, а что разъединяет? Если нас что-то разъединяет, то почему об этом нельзя говорить? А мы чаще всего по этому поводу шушукаемся, что больше напоминает уличные сплетни. Уверен, что многое, если не
всё, будет зависеть и от нас, осетин. Тем более что в постсоветской России имеется, на мой взгляд, классический историко-политологический факт, связанный с воссоединением в 2014 г. жителей Крыма с Российской Федерацией. Не буду приводить здесь азбучные примеры, хотя можно было бы указать, что без референдума в Крыму вряд ли можно было
ставить вопрос о воссоединении. В этой связи хочется напомнить, что и в Южной Осетии можно было бы провести ещё один референдум, хотя они проводились дважды, где
люди однозначно и в абсолютном большинстве высказывались «за Россию». Республика Южная Осетия является, как известно, независимым суверенным государством. А, стало
быть, возможностей для проведения таких общепризнанных демократических процедур, как референдум, у неё не только достаточно, но и в избытке. Одно дело, когда народ
хочет открыто и публично высказаться о судьбе, перспективах, представлениях о счастье и благополучии и т. д. Такой акции, как правило, придается широкая огласка со всеми последствиями. Другое дело, когда народ в душе чего-то желает, о чём-то мечтает, стремится к чему-то, но в силу каких-то причин всё это остаётся на уровне сознания отдельных людей или пусть даже значительной части народа.

Меня всегда очень настораживает возможность прихода к власти в Кремле такого руководителя как Б. Н. Ельцин. Конечно, не дай Бог! Но кто-нибудь даёт гарантию, что это
в принципе невозможно? Старшее поколение наших граждан прекрасно помнит, что этому «демократу» было не до того, чтобы законные интересы Абхазии и Южной Осетии
соблюдать, но даже и россиян, которые за 10 лет его правления обнищали, численно заметно сократились, особенно этнические русские, оказавшиеся наиболее незащищёнными. Если бы провели соответствующие службы компетентную
экспертизу о состоянии россиян в 90-е годы XX в., то они непременно пришли бы к выводу, что этнические русские не просто миллионами умирали, а им был устроен властями
настоящий геноцид. Что же касается Южной Осетии и Абхазии, то при кремлёвском руководителе вроде Б. Н. Ельцина они будут отданы на съедение мировым хищникам, которые до сих пор даже не думают о том, что на территориях молодых суверенных государств Южного Кавказа живут нормальные люди, кстати сказать, очень свободолюбивые, мужественные и смелые, права которых, как указано в Уставе ООН, обязаны соблюдать все. Однако мировые хищники, на то и хищники, что исповедуют двойные стандарты в международных отношениях, в международном праве. Пора всем нам, в том числе каждому осетину, не просто понять, но и осознавать эту элементарную геополитическую истину, которую периодически объясняю и внушаю своим студентам в СОГУ и в Горском ГАУ. Только Россия, куда наши предки вступили в 1774 г., может и обязана защищать нас, осетин, от всех поползновений любых других государств, в том числе и Грузии.

Возвращаясь к научным результатам К. Г. Дзугаева, необходимо подчеркнуть, что они в целом получили широкую известность не только в Осетии, но и за её пределами. Необходимо отметить, что Коста Георгиевич делает максимум возможного для объединения двух частей Осетии. Его работы, по моему убеждению, являются серьёзным и значимым вкладом в историко-правовой анализ проблематики воссоединения двух частей Осетии, выступая в качестве фундаментального научного обеспечения соответствующей политической практики. Подчеркну и то, что первые три монографии с аналогичным названием и по той же актуальной научной и общественно-политической проблеме были выдвинуты от ЮОНИИ на соискание Государственной премии им. К. Л. Хетагурова (эта престижная премия присуждается за наиболее удачные и актуальные исследования в Цхинвале и во Владикавказе отдельно друг от друга). Коста Георгиевич, как великий труженик и неутомимый апологет нашего воссоединения, был удостоен высокого звания Лауреата этой престижной премии Республики Южная Осетия. Четвёртая монография посвящена анализу деятельности подпольной группы «Рæстдзинад», начавшей свою борьбу
в 1949 году с защиты родного осетинского языка, и поднявшейся до понимания необходимости воссоединения Осетии, как главного условия национального развития.

Монография содержит 200 страниц и состоит из предисловия, введения,
трёх глав, заключения, приложений, перечня источников и списка литературы.
Во введении автор, следуя сложившейся традиции своих работ, обрисовывает общеполитическую ситуацию по проблеме воссоединения, приводя характерные публикации по теме различных по своим политическим ориентациям
авторов. Здесь же впервые автор счёл нужным уточнить, что же такое используемый (методологически удачно) им «указатель»: это «одиночное событие, надёжно маркирующее процесс и имеющее собственный вектор увеличения или уменьшения вероятности осуществления исследуемого исторического события». Надо отметить в целом методологическое новаторство автора: кроме дефинированного принятым в науке способом понятия «окна возможностей» и прорисованного «указателя», К. Г. Дзугаев конструирует общую логику своей исследовательской работы на фундаменте самоорганизационного подхода, по которому он защитил кандидатскую диссертацию по философии.

Первая глава посвящена общественно-политической ситуации в Южной Осетии после Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Коста Георгиевич констатирует –
пожалуй, впервые в нашей исторической литературе – что Великую Отечественную войну южные осетины встретили «в состоянии глубокого национального шока и тяжелейшей
подавленности. Нетрудно догадаться, что связаны эти и аналогичные характеристики тогдашнего морально-психологического климата югоосетинского общества с террором
грузинского НКВД против носителей югоосетинской национальной активности в 1937 – 1938 годах; терроре, в ходе которого была физически истреблена югоосетинская политико-управленческая и культурно-интеллектуальная элита».

Характеризуя жизнь югоосетинского общества во время Великой Отечественной войны, автор широко использует найденные им архивные документы; подчеркну, что Политический архив Архивного управления РЮО К. Г. Дзугаев впервые прорабатывает сплошным порядком; прецедентов у нас такая работа не имеет. И с этим нужно поздравить
коллегу и младшего друга. Приятно удивляет и то, что автор вновь обращается к вопросу о потерях осетин в самой страшной и кровопролитной войне, представляя вниманию
читателей новые материалы и выводы. Касается он и вопроса о числе осетин – Героев СССР, так как в последние годы обнаруживаются дополнительные сведения о них.

Вторая глава посвящена непосредственно организации «Рæстдзинад» и политическому финалу её борьбы – попытке воссоединения Осетии после смерти И. В. Сталина, при руководстве СССР Н. С. Хрущёвым. Глава начинается с примеров дискриминационной политики грузинских властей в отношении Юго-Осетинской автономной области. Напомню, что эта тема освещалась и другими авторами, в частности, кандидатом исторических наук К. П. Пухаевым. Однако К. Г. Дзугаевым приводятся весьма впечатляющие документы, доказывающие систематический и неслучайный характер этой политики, с неизбежным выводом о том, что «такое положение дел всё более
напоминало целенаправленное экономическое удушение Южной Осетии».

Не менее тяжёлое положение складывалось в сфере национальной культуры, и прежде всего в языковой политике, где осетинам отказывалось в праве учиться родному языку. Здесь и проявилось деятельное сопротивление давлению: группа молодых людей, под руководством Владимира Ванеева, создала подпольную организацию для защиты осетинского языка; они назвали её «Рæстдзинад», и начали расклеивать листовки (прокламации) по Цхинвалу. Автор довольно объёмно описывает деятельность организации, отдельных её членов (особый интерес вызывает фигура Х. Габуева).
Видимо, немаловажную роль сыграло и то, что К. Г. Дзугаев был лично знаком практически со всеми участниками группы, а с В. Ванеевым довелось поработать в ЮОНИИ,
и именно Коста Георгиевичу лидер патриотической группы доверил редактирование своей автобиографической книги «Белые облака на чёрном небосклоне» (Цхинвал, 2012). На
дарственном экземпляре В. Ванеев сделал надпись: «Мæ зынаргъ хæлар Дзугаты Къоста æмæ йæ уæздан æфсинæн мæ чысыл лæвар хæларзæрдæйæ. Къоста, стыр бузныг дæ
лæггадæй, Ды куы нæ уыдаис, уæд ацы æнкъард чиныг рухс нæ федтаид. Амондджын у дæ бинонтимæ. Уанеты Вл. 28. 6. 2012» («Моему дорогому другу Дзугаеву Коста и его благородной супруге мой маленький подарок от доброго сердца. Коста, большое спасибо за твою помощь, если бы не ты, то эта печальная книга не увидела бы свет. Счастья тебе, с
домочадцами. Ванеев Вл. 28. 6. 2012») Ясно освещена эволюция политических взглядов участников группы, в частности, и её лидера В. Ванеева, логически приведшая их к неопровержимому выводу: первопричиной всех бед, постигших южных осетин в ХХ веке,
является нахождение Южной Осетии, как автономной области, в составе Грузинской Советской Социалистической Республики, т. е. в составе грузинского государства. Важно
подчеркнуть и то, что Южная Осетия добровольно, то есть путём волеизъявления её жителей, никогда не соглашалась быть в составе Грузии.

Наконец, пройдя грузинские застенки и выйдя из лагерей на свободу, в 1960 году друзья, теперь уже легально собиравшиеся, решили сделать попытку добиться воссоединения Осетии, и с этой целью обратились с письмом-петицией к Н. С. Хрущёву. Очевидно, что этим действием они увенчали свою политическую борьбу. Воссоединение двух Осетий объективно было возможно, но, увы – губительную роль сыграл субъективный фактор: всё та же фатальная недостаточность политической воли руководства обеих частей Осетии. Надо сказать, что участники патриотической пятёрки не стесняются, характеризуя по этому поводу отдельных персонажей. Тем не менее, В. Ванеев выражает твёрдую уверенность, что если бы Н. С. Хрущёва не сместили с должности, то вопрос воссоединения Осетии был бы решён, «и Южная Осетия избавилась бы от грузинского шовинизма без кровопролития». В методологии рассмотрения альтернативных вариантов исторического процесса этот вывод дорогого стоит.

Третья глава посвящена политическим, административным и культурным последствиям деятельности группы «Рæстдзинад». Она так и называется. Здесь приводятся интересные архивные документы, позволяющие почувствовать дух и общественно политическую обстановку того времени. К. Г. Дзугаев и в этом исследовании остаётся верен своей давней установке на беспощадную борьбу с таким отвратительным явлением нашей общественно-политической и культурной жизни, как клевета, очернительство, соперничество, иногда даже по пустяковым вопросам. Он предоставляет вниманию читателей предельно красноречивые документы, внимательный анализ которых порой наводит на грустные мысли относительно нашей национальной психологии и менталитета.

Автор обращает внимание на глубокие изменения, происходившие в жизни советской Южной Осетии после смерти И. В. Сталина. Их было много, но одним из таковых
явился перевод в Юго-Осетинской автономной области Грузинской ССР осетинской письменности на основу русской графики; при этом указывается, что «цитируемый документ означает собой совершившуюся нравственную победу группы «Рæстдзинад»: всё было не зря». Есть немало других в высшей степени интересных и поучительных примеров не только в третьей главе, но и в предыдущих двух главах. Не буду их анализировать. Тем более – подробно.

В заключении рассматривается текущая ситуация с проблематикой воссоединения Осетии, излагается мнение различных экспертов и авторов по данной проблеме, цитируются программные заявления Президента РЮО А. И. Бибилова. Автор в завершении работы подчёркивает, что одним из необходимых условий успешного решения проблемы воссоединения является «воля и решимость лидера, на время работы которого выпала очередная историческая возможность воссоединения разделённой Осетии, его способность и стремление вести процесс сближения непосредственно с Северной Осетией, выстраивая соответствующие отношения с её руководством, и создавать предпосылки для
принятия должного решения в Москве».

В монографии далее следует массивный корпус приложений, что можно признать для К. Г. Дзугаева своего рода фирменным стилем его монографических исследований.
Надо признать, прилагаемые материалы интересны, информативны и вполне уместны, т. к. отлично сочетаются с основным текстом актуально научной работы. Добавлю и то, что список литературы насчитывает 43 наименования.

В завершение подчеркну, что четвёртая монография К. Г. Дзугаева по проблеме воссоединения Осетии в составе Российской Федерации, на мой взгляд, займет своё достойное место в реализации данной исследовательской программы. Она ожидаема заинтересованными лицами и организациями и, как это нетрудно предвидеть, её выход в
свет станет весьма резонансным событием научной и общественно-политической жизни в Осетии, и получит широкую известность среди российских коллег.

В. Д. Дзидзоев, доктор исторических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Республики Северная Осетия – Алания, Республики Южная Осетия, Кабардино-Балкарской Республики и Республики Дагестан.

Фидиуаг. 2021. № 3. С. 39 – 51.

0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *