Коста Георгиевич Дзугаев
Просмотры 45

Об итогах ушедшего года для Южной Осетии, России и мира, а главное, прогнозах на ближайшее будущее рассказал в интервью Кавказскому геополитическому клубу кандидат философских наук, доцент кафедры философии Юго-Осетинского ГУ, старший научный сотрудник отдела новой и новейшей истории ЮОНИИ, Заслуженный деятель науки РЮО, лауреат Госпремии им. К. Хетагурова в номинации «история», первый Председатель Парламента РЮО (1996 – 1999 гг.) Коста Дзугаев.

— Коста, сначала, как обычно, об итогах прошедшего, 2021 года. Какое событие в Южной Осетии можно указать как важнейшее, оказавшее наибольшее влияние на общественно-политическую ситуацию?

— Думаю, это очевидно: таким событием является документ, с момента его предъявления обществу ставший историческим – «Обращение 50-и» к Президенту РЮО А. Бибилову. Составлен он был 13 апреля, официально подан Президенту 14 мая, и опубликован в газете «Южная Осетия» (не без подковёрной борьбы) 12 августа. Инициатор документа – достойный наш гражданин, замминистра культуры Филипп Каджаев. Подчёркиваю, что этот документ появился независимо от североосетинского «Обращения ста» и раньше него. Документ отражает неуклонную волю абсолютного большинства народа нашей Республики к вхождению в состав России и воссоединению с Северной Осетией. Все эти месяцы он продолжает работать в общественном сознании, и нетрудно сделать прогноз о том, что к апрелю, т. е. к президентским выборам в РЮО, он окажется весьма востребован. Люди, собиравшие подписи под документом, рассказывали – я и сам свидетель – с каким воодушевлением подписывались наши граждане, и предлагали помощь в широком сборе подписей; действительно, легко можно было собрать и пятьсот, и пять тысяч подписей, но мы не ставили цель массовости. Главное – высокая репрезентативность документа.

При каком условии Анатолий Бибилов выиграет выборы?

«Обращение 50-и», первая страница.

Другое дело, что не наблюдается никакой реакции на документ от власти. У меня особое недоумение вызывает молчание Парламента. Впрочем, есть и объяснение: партии «Единая Осетия», получившей депутатские мандаты под лозунгом воссоединения Осетии в составе России, просто-напросто нечего предъявить своим избирателям по этой позиции, и эта народная инициатива партийному руководству как политический укор.

— Но ведь этот ваш документ, по сути дела, сильный позитивный посыл власти? Казалось бы, власть должна, наоборот, подхватить его и всячески поднять и продвинуть в своих интересах; это же народная поддержка политической программы власти?..

— Дело в том, что сама власть, как целое – слабая. Или очень слабая. Если ты сейчас приедешь к нам в гости, в Цхинвал, тебе это скажет почти каждый встречный. Анализ причин этой слабости не для формата интервью, но ключевое событие, обозначившее такое положение вещей и предопределившее последующий процесс ослабления, следует указать в году 2020-м: это трагическая гибель Джабиева Инала, задержанного милицией по подозрению в покушении на министра МВД: умерщвлён он был буквально садистски. Убийство вызвало огромный резонанс во многом ещё и потому, что Президент А. Бибилов ранее заявлял, что берёт расследование о покушении под личный контроль – и это тот случай, когда наши недостатки являются продолжениями наших достоинств: он ведь искренне заверял народ, что проследит за законностью в данном деле, а тут вдруг такое… Подставили его, что называется, по-крупному. Особенно меня впечатлило то, что к собравшимся на площади сотням разгневанных людей он вышел один-одинёшенек. Никого из так называемой «команды» рядом с ним не оказалось!

Республике пришлось пройти через серьёзный кризис власти. А как ещё назвать положение, когда Парламент парализован, Правительство зависло (Председатель Э. Пухаев покинул свой пост), а на площади неделя за неделей сидят мать и жена убитого, в трауре, и к ним ходят действующий и бывшие Президенты, высшие чиновники, депутаты? Оппозиция, в первую очередь парламентская, что и говорить, использовала ситуацию по максимуму, и одним из главных обвинений в адрес власти звучало именно обвинение в обмане народа по поводу политики вхождения в состав России и воссоединения с северянами.

Слабость власти проявляется по-разному, и в плане политологического рассмотрения одно из наиболее показательных проявлений этой слабости – поразительный идеологический разнобой в Республике. Вот недавно в газете «Республика» под псевдонимом «С. Остаев» была опубликована очередная крайне характерная статья, завершающаяся лозунгом «В Алании должны жить аланы!». Я счёл необходимым, в порядке экспертного долга, отозваться на эту статью своей публикацией «Аланизм как мания в горах и предгорьях…» (906 прочтений), где попросил нескольких уважаемых людей, сторонников аланизма, публично разъяснить мне и согражданам, чем отличается лозунг «Алания для алан!» от лозунга «Грузия для грузин!». В частности, обратился к своему давнему другу, коллеге по государственной и научной деятельности, госсоветнику Константину Кочиеву. Видимо, он мою статью всё ещё не прочитал, и никто ему про неё не сказал, потому что ответа ни публичного, ни частным порядком я пока от него не услышал…

Слабость власти видна и в том, что газета «Республика» живёт не в Республике Южная Осетия, а в «Государстве Алания» — независимом от всего и вся, т. е. воссоединения Осетии в составе России априори быть не должно. При этом А. Бибилов самолично подчёркивал, что эта позиция неотличима от позиции Грузии по вопросу осетинского воссоединения, но главный редактор «Республики» А. Кочиев как сидел главредом четверть века, так и продолжает преспокойно гнуть ту же антироссийскую линию. Это ведь не сегодня началось, я пишу об этом уже лет пять, можешь перечитать моё интервью 2017-го года – что в РЮО есть и наращиваются антироссийские настроения.

Кто-то, может, подзабыл, но напомню о позорной борьбе газеты (т. е. политической группы в «Государстве Алания», чьи интересы она выражает и отстаивает) против строительства храма Русской Православной Церкви в Цхинвале. Автор, в тот раз под псевдонимом «Л. Джиоев», делая лицемерную оговорку – «понятно, что здесь никто не против России», тем не менее утверждает, что «строительство храма РПЦ в центре Цхинвала, безусловно, преждевременный шаг. Тут двух мнений быть не может», а над своей антироссийской писаниной ставит заголовок «Храм сомнения, или двух мнений быть не может – стройку надо запретить!» (Республика. № 34 – 35, июнь 2015). Странно, что не три восклицательных знака…

Газета – лишь частный пример, таких примеров, увы, немало.

В общем, выборы в апреле будут сложными.

— Коста, ты – признанный идеолог осетинского воссоединения, работаешь во имя него и политически, и научно, и самим этим фактом объективно являешься видным сторонником действующего Президента РЮО. Если выборы будут сложными, уверен ли ты в победе Анатолия Бибилова?

— Спасибо за признание моих скромных трудов, в нашем диалоге это ценный для меня момент. Кажется, я понял подтекст вопроса: остаюсь ли я сторонником Президента?

Вспомнилось, что в позапрошлом году, когда начались массовые протесты, многие задавали тогда мне такой же вопрос – видя, как отмалчиваются все те, кого он поднял на должности и кому помог. Яна, я был чуть ли не единственным, как ты говоришь, видным его сторонником, кто на пике протеста его прилюдно поддержал, в том числе демонстративной публикацией в «Фейсбуке». Злобу в определённых кругах это вызвало неописуемую, слово «вазелинщик» было самим мягким из того, что мне и обо мне писали и произносили. Его ведь многие тогда уже списали в расход.

Может ли он победить на апрельских выборах?

Да, может. Как эксперт, я отчётливо вижу политтехнологический ход, гарантирующий ему победу на выборах. В принципе, экспертом тут можно и не быть…

Он победит, если объявит о проведении референдума о вхождении в состав России. Вот тогда народ, во-первых, массово придёт на выборы, а во-вторых, скрепя сердце, простит ему ошибки и недоразумения, и проголосует большинством «за». Вот и всё.

— Ясно. Теперь о более объёмных вопросах. Что скажешь о российском послании США и НАТО о необходимости соблюдения «красных линий»?

— Можно, я без политкорректных обиняков назову это послание тем, чем оно по сути является? Россия поставила ультиматум обобщённому Западу. И это замечательно, потому что доказывает долгожданную реальность: стратегическая оборона как необходимый исторический этап становления новой России – завершилась. Россия проявила волю к стратегическому контрдавлению с целью очерчивания своего цивилизационного пространства в регионализирующемся мире.

При этом обращаю внимание на обстоятельство огромной значимости: всё это завязано не на личности лидера, т. е. на одном В. Путине. Этим нынешняя ситуация отличается, к слову, от сталинского этапа развития России (в форме СССР): Сталин не успел создать коллективный субъект власти, он умер в то время, когда приступил к решению этой кардинально важной политтехнологической задачи, и потому после его смерти продолжить победную поступь оказалось некому (Хрущёв, наоборот, произвёл настоящий погром великого сталинского наследия). Путин же сумел сформировать «путинский» субъект власти! Что это такое с политтехнологической точки зрения?

 Если коротко, то это властная и провластная группа высших руководителей и мегасобственников, объединённая интересом защиты подконтрольного ресурса и осознающая себя в качестве таковой. «Путинский» субъект власти прошёл довольно длительную и трудную эволюцию, и на сегодня приобрёл необходимую меру внутренней консолидации, выстроил вокруг себя, в первую очередь, высокоэффективные спецслужбы, затем Вооружённые Силы с лучшим в мире оружием, информационные структуры, в целом справляющиеся с пропагандистским обслуживанием, а в последнее время уже преодолевающий отставание по ключевым технологиям шестого уклада. Сельское хозяйство поднялось; ковид, как мы видим, подстегнул создание лучшей в мире системы здравоохранения, из важных задач осталось, пожалуй, нормализовать образование. Теперь, если Путин и уйдёт на покой, то «путинский» субъект власти своего качества не потеряет, в этом всё дело.

Конечно, Путину желательно работать столько, сколько сможет, потому что в российском народе сформировалось устойчивое и упрямое именно пропутинское большинство; но оно примет и того, кого он оставит в качестве преемника.

Само российское общество при этом отличается, например, от американского на порядок большей сплочённостью, как бы ни старались российские либералы изобразить некий глубокий раскол. Социологические исследования доказывают высокую степень собранности народа вокруг ценностного ядра, имеющего традиционалистскую природу. В США с этим швах, их Трамп пытался вытащить из цивилизационной ямы, но теряющий вменяемость истеблишмент пошёл суицидальным путём. Не злорадствую, ибо не суди, но констатирую.

— Тревожно как-то по периметру России… Теперь вот мятеж в Казахстане?

— Заверяю тебя, хоть ты и скептик изрядный, что Россия предвидела такой оборот событий и была к нему готова, равно как готова (на уровне конкретных структур готовности) и к любым событиям на Украине, как готова была к войне в Карабахе, не говоря уже о готовности на грузинском направлении. Казахстан будет зачищен вне всякого сомнения, четыре миллиона русских позиционируются там на качественно новой основе, а лояльность казахского руководства России безусловно будет обеспечена.

— То есть ты исторический оптимист. И в завершение о философии истории: ты часто ссылаешься на сингулярность Панова – Снукса…

— Точнее, принято именовать это «вертикалью Панова – Снукса», с подъёмом, с выходом к некоей сингулярности – всеобщему изменению самих основ человеческого бытия. Хорошо, что я не умер от ковида, потому что очень интересно пронаблюдать, а если Бог даст, и поучаствовать в «сингулярном спецназе» прорыва в «новое небо и новую землю». Так что реалист я, метаисторический.

Между прочим, одним из проявлений этого сингулярного перехода – могу по секрету подсказать как философ – станет преодоление отношения обмена как фундамента нынешней человеческой цивилизации. Когда-то нынешняя цивилизация так же преодолела, появившись, отношение силы (насилия). Наиболее остро это выразится, конечно, в преодолении денег как универсального товара. СССР, тридцатилетие распада которого ныне отмечается, был предтечей этого преодоления, а непосредственно сталинский период, с его фантастическими ежегодными снижениями цен, как сейчас всё более явственно выясняется, опережал мировое время лет на сто.

— И какое тогда отношение станет главным?

— Отношение дарения. Но об этом и многом другом интересующиеся могут прочитать в моём учебном пособии по философии, оно написано и скоро, Бог даст, выйдет в свет.

— Что ж, действительно очень интересно. Спасибо, Коста!

При каком условии Анатолий Бибилов выиграет выборы?

Беседовала Яна Амелина, секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба

Источник

Кавказский геополитический клуб

0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *