Просмотры 65

         Великая Отечественная война 1941 – 1945 гг. нанесла тяжелейший урон всей стране. Потери Южной Осетии, которые до сих пор полностью не исследованы, достаточно внушительны и заслуживают особого изучения. Мобилизация населения Южной Осетии уже в первые два с половиной года составила 17878 человек, всего же за период войны против немецко-фашистских захватчиков сражалось около 20 тысяч представителей Юго-Осетинской автономной области. К этой цифре надо прибавить около 2000 призванных в Красную Армию из Цхинвала до начала войны. Из них 13000 получили боевые награды[i]. Иными словами, было мобилизовано около 22% населения Южной Осетии, что намного превышает мобилизационный уровень, считающийся предельным при ведении тотальной войны. Население ЮОАО в 1940 г. составляло 108500 человек[ii] (наивысшая численность за всё время существования автономии). Из них две трети составляли осетины; т. е. на войну ушло практически всё взрослое осетинское население. Область была обескровлена, в промышленности и сельском хозяйстве пришлось максимально использовать детский труд и труд пенсионеров. Перед войной естественный прирост населения в ЮОАО составлял 20,5 человек на 1000, после войны из-за понесённых потерь он упал более чем на 5% и в 1950 г. составлял 16,4 человека, с последующими тяжёлыми демографическими последствиями[iii].

     В годы Великой Отечественной войны осетины показали высокие боевые качества, образцы патриотизма, массового героизма и интернационализма, что было отмечено Верховным Главнокомандующим И. Сталиным: «Осетин я знаю хорошо. Это народ гордый, умеет постоять за Родину в любой обстановке и с большим достоинством»[iv]. Эти слова осетины подверждали конкретными фактами. Свидетельством сказанного является то, что 8 уроженцев Южной Осетии были удостоены звания Героя Советского Союза[v] (всего в Осетии – 59). В целом осетины дали 35 Героев Советского Союза, что при численности осетин в 417000 человек составляет одного Героя на 12000 человек. По этому показателю осетины занимают первое место среди народов СССР[vi]. Отметим, что это обстоятельство известно специалистам по Великой Отечественной войне, а также практически каждому осетину и оказывает вплоть до сегодняшнего дня глубокое воздействие на национальное осетинское самосознание и психологию.

     При попытке изучения вопроса об общем количестве погибших жителей Южной Осетии во время Великой Отечественной войны мы столкнулись с фактом отсутствия этой цифры в публикациях по теме. Приводятся немало частичных сведений, в первую очередь, естественно по членам КПСС и членам ВЛКСМ, однако обобщающей цифры не было, что представляется фактом весьма неординарным. Как ни странно, цифра погибших неизвестна и в музее боевой славы Южной Осетии, директор которого, кандидат исторических наук В. И. Гассиев, также не смог сообщить нам требуемую информацию. Не нашли мы её и в изданной недавно его книге «Битва за Кавказ»[vii].

     Отсутствует она и в содержательном сборнике документов и материалов о Юго-Осетии в период Великой Отечественной войны[viii], хотя, например, указывается, что «всего за время Отечественной войны было направлено в Красную Армию 4618 членов ВЛКСМ, т. е. почти половина всего состава областной комсомольской организации»[ix]. При этом отметим, что глава 4 указанного сборника имеет название «Сыны Юго-Осетинской автономной области на фронтах Великой Отечественной войны», и, очевидно, по смыслу предполагает и обязывает публикацию общей цифры потерь (пусть даже и без указания национального состава погибших).

     Отсутствует она и в содержательных работах Б. З. Плиева, хотя, наряду с данными о Героях Советского Союза — осетинах, он сообщает о том, что в период Великой Отечественной войны звание генерала получили 11 осетин[x].

     Косвенную цифру потерь можно вывести из выступления первого президента Республики Северная Осетия — Алания А. Х. Галазова в 1994 г., в котором он заявил, что «около 50000 осетин, четверть нашего народа, защищая своё отечество, полегли на полях сражений Второй мировой войны»[xi]. Если принять допущение, что для Южной Осетии пропорция потерь сохраняется, то количество погибших южных осетин должно составлять 15 – 17 тысяч человек, что представляется нереальной величиной.

     В сборнике «Великая Отечественная в письмах и воспоминаниях» утверждается, что «каждый четвёртый человек области встал в строй преданных Отчизне солдат страны социализма. Каждый второй из них не вернулся с войны – сложил свою голову за свободу и независимость великой Родины (…). Из осетинского населения края погиб в той войне каждый шестой человек»[xii]. В таком случае количество погибших южных осетин должно составлять 12 – 12,5 тысяч человек, что также выглядит как весьма преувеличенная цифра.

     Видимо, из аналогичных источников почерпнул свои сведения профессор Н. Г. Джусойты, когда утверждал, что «южные осетины числом в 78 тысяч человек отдали жизни своих 13,5 тысяч сыновей для победы над фашизмом»[xiii].

     Некоторые сведения по данному вопросу опубликованы В. М. Андрониковым и П. Д. Буриковым[xiv]. По состоянию на 1 января 1941 г. осетин из общей численности 3 млн 866,7 тыс (Красная Армия без Военно-Морского флота и военно-строительных частей) было 0,25%[xv], т. е.  9667 человек. На 1 июля 1942 г. в Красной Армии по списку было 10 млн 400 тыс человек, из них осетин 0,16%[xvi] (16640).  На 1 января 1945 г. в Красной Армии 11 млн 130 тыс человек, из них осетин 0,11%[xvii] (12243). С учётом уже служивших до 22 июня 1941 г. всего было мобилизовано за годы войны 34,4 млн человек. «Как показали исследования, общие демографические безвозвратные потери Вооружённых Сил СССР за годы войны составили 9 млн 168 тыс человек (…). По национальному составу безвозвратные потери армии и флота характеризуются следующими показателями: русские 5747,1 тыс человек (66,3% от общего числа потерь) (…), осетины 10,4 тыс человек (0,12%)»[xviii].

     Поиск в Интернете дал следующую информацию по данному вопросу[xix]: «В результате анализа общего числа людских утрат, учтённых в оперативном порядке штабами всех инстанций и военно-медицинскими учреждениями за годы Великой Отечественной войны в том числе и за кампанию на Дальнем Востоке в 1945 г. демографические потери Вооружённых Сил СССР (убито, умерло от ран и болезни, погибло в результате несчастных случаев, расстреляно по приговорам военных трибуналов, не вернулось из плена) составили 8 668 400 чел. военнослужащих списочного состава». Общее число мобилизованных почти совпадает с вышеприведённым – 34 476,7 тыс человек. Согласно приведённой таблице, максимальное число безвозвратных потерь, учтённое в ходе войны в оперативном порядке, составило 11 444 100 человек. Осетин, согласно таблице № 121, погибло 10,7 тыс человек, т. е. 0,123%. Делается здесь важное уточнение: «Приведённые в таблице сведения о потерях по национальному составу получены с помощью коэффициентов пропорциональности (в процентах), которые рассчитаны на основе донесений о списочной численности военнослужащих Красной Армии по социально-демографическим признакам по состоянию на 1 января 1943, 1944 и 1945 гг.», и приводится ссылка на ЦАМО, ф. 13-А, оп. 3029, д. 130, 227, 229, 276. Иными словами, прямых данных по национальному составу погибших нет.

     Мы обратились к единственной публикации, содержащей попытку поимённо отразить картину потерь по Южной Осетии. Это публикация списков погибших в Великой Отечественной войне к 40-летию Победы, осуществлённая по личной инициативе известного писателя-фронтовика Р. Н. Асаева[xx]. К сожалению, автор публикации не является профессиональным историком, редакция же не сочла нужным произвести научную обработку публикации. Р. Н. Асаев указывает, что публикации погибших по районам Южной Осетии – Цхинвальскому, Знаурскому, Дзаускому и Ленингорскому – он производил по данным грузинской «Книги памяти», изданной в Тбилиси в 1989 г. в двух томах на грузинском языке. Списки же погибших жителей Цхинвала он получил из военного комиссариата города. В кратком предисловии к публикации Р. Н. Асаев пишет, что «более 4000 наших земляков не вернулись с боя…», однако произведённый нами поимённый подсчёт дал другие цифры: количество погибших осетин из Южной Осетии составило 5146 человек, грузин 1950 человек, русских 132 человека, армян 74 человека, евреев 46 человека, других национальностей 4 человека. Из общего количества погибших 7352 человек осетины, таким образом, составили 70,0%, грузины 26,5%, что в первом приближении соответствует национальному составу населения Южной Осетии перед Великой Отечественной войне. Однако национальный состав призыва из Южной Осетии в литературе по вопросу отсутствует. Примем, однако, допущение, что национальная пропорция по призыву отражает пропорцию по населению: тогда осетин из 22000 должно быть 15400, и в таком случае процент погибших из призыва осетин составляет 33,4% (а из общего количества южных осетин – 7,35%), что является чрезвычайно большой величиной.

     Возможно ли, что из общего количества погибших осетин, оцениваемого в 10,4 – 10,7 тыс человек, южных осетин было 5146 человек, т. е. половина или более? В поисках ответа на этот вопрос мы произвели поимённый подсчёт погибших осетин, указанных в четырёхтомной Книге Памяти, изданной во Владикавказе, и получили результат 19002 человека[xxi]. В это число входят 1122 осетина, указанных как уроженцы Южной Осетии, и 190 осетин из районов Грузии.

     Таким образом, всего погибших осетин в ходе Великой Отечественной войны, согласно поимённому подсчёту по опубликованным спискам, получается 24148 человек, что приблизительно в 2,5 раза превышает цифру 10,4 – 10,7 тысяч человек. Если учесть, что последняя цифра, как отмечалось, рассчитывалась по коэффициентам пропорциональности, то очевиден вывод о весьма грубом результате такого расчёта —  по крайней мере, в отношении осетин.

     Вместе с тем, очевидно, вопрос требует более тщательного изучения, учитывая не только его научное, но и большое общественно-политическое значение. Так, например, в Южной Осетии в общественном мнении широкое хождение имеет версия о слишком завышенном призыве осетин в Красную Армию в годы Великой Отечественной войны и, будто бы, за счёт этого уклонялись от призыва грузины.


[i] Санакоев Ф. С. Советская Юго-Осетия. Тбилиси, 1977. С. 20 – 21.

[ii] Народное хозяйство Юго-Осетинской автономной области. 1922 – 1982. Юбилейный статистический сборник. Цхинвали, 1983. С. 6.

[iii] Там же. С. 7.

[iv] Тюленев И. В. Крах операции «Эдельвейс». Орджоникидзе, 1975. С. 136.

     Отметим, что представители фамилии (рода) Дзугаевых, считая И. В. Дзугашвили (Сталина) своим родственником, чувствовали особую ответственность за своё поведение в ходе Великой Отечественной войны –и на фронте, и в тылу, от детей до стариков. Позволим себе лишь один пример: «15-летний Дзахот Дзугаев из селения Ардон по заданию партизанской разведки (в ходе борьбы за Северный Кавказ. — Авт.) обрезал линию связи неприятеля, но был пойман и тут же убит» (Тедтоев А. Д. Северная Осетия в Великой Отечественной войне. Орджоникидзе, 1968. С. 53). На фронтах ВОВ погибли Дзугаевы Егор Моисеевич, Константин Соломонович, Дзанхот Яковлевич, Шахам Ельмурзаевич, Ефим Алексеевич, Алихан Гаппоевич и др., всего 56 человек.

[v] Имена Героев Советского Союза, уроженцев Южной Осетии: Алексей Остаев, Василий Чочиев, Константин Кочиев, Григорий Сабанов, Иван Цховребов, Сергей Коблов, Сардион Козонов, Георгий Беруашвили.

[vi] Книга Памяти. Т. 4. Владикавказ, 1997. С. 15. «Великая Отечественная война Советского Союза 1941 – 1945 гг. Краткая история. Изд. 2-е, испр. и доп.» (М., 1970) содержит другую цифру осетин – Героев СССР: 32 (с. 581). Эту же цифру указывают В. М. Андроников и П. Д. Буриков в цитируемой ниже публикации. В изданном в Цхинвали к 40-летию Победы фотонаборе «Славные сыны Осетии» (составитель Х. Г. Лазаров) имеются фотографии 34 осетин-Героев с краткими описаниями подвига каждого. В цитируемой Книге Памяти, однако, 35 осетин-Героев перечислены поимённо; отметим, что там же приведены имена 34 осетин, представленных к званию Героя, но не получивших его по причинам в основном бюрократического характера (с. 9).

     Имена Героев СССР – осетин: Абаев Ахсарбек, Ахсаров Энвер, Бзаров Георгий, Билаонов Павел, Бицаев Сергей, Бутаев Георгий, Гагиев Александр, Гагкаев Алихан, Дзусов Ибрагим, Доев Давид, Калоев Александр, Калоев Георгий, Караев Александр, Карсанов Казбек, Кесаев Астан, Кибизов Александр, Коблов Сергей, Козаев Александр, Козонов Сардион, Кочиев Константин, Кцоев Пётр, Макоев Алихан, Машков Игорь, Мамсуров Хаджи-Умар, Мильдзихов Хаджимурза, Маргоев Бек, Остаев Алексей, Плиев Исса (дважды Герой СССР, Герой Монгольской Народной Республики), Сабанов Григорий, Тогузов Каурбек, Хетагуров Георгий, Ходов Константин, Цоколаев Геннадий, Цховребов Иван, Чочиев Василий. Разница в подсчётах количества Героев-осетин у различных исследователей определяется, видимо, тем, что для некоторых исследователей иные осетинские фамилии (Богов, Катаев и т. п.) в русском написании выглядят вполне по-русски, и если не иметь полной информации по каждому Герою-осетину, то одного-двух можно принять за русских – например, И. Машкова или К. Ходова.

[vii] Гассиев В. И. Битва за Кавказ: Южная Осетия в период битвы за Кавказ. К 60-летию Победы. Цхинвал, 2005.

[viii] Юго-Осетия в период Великой Отечественной войны (1941 – 1945 гг.). Документы и материалы. Составители Плиев Б. З., Касабиев С. С., Тедиашвили К. В., Плиева З. С. Цхинвали, 1963.

[ix] Из докладной записки Юго-Осетинского обкома комсомола в ЦК ЛКСМ Грузии о работе молодёжи области в период Отечественной войны. Там же. С. 49.

[x] Плиев Б. З. Воины Южной Осетии в боях за Советскую родину. Тбилиси, 1979. С. 6; Плиев Б. З. Трудящиеся Юго-Осетии в период Великой Отечественной войны. Сталинир, 1957.

[xi] Галазов А. Х. Доклад на торжественном заседании, посвящённом 220-летию присоединения Осетии к России и 210-летию основания г. Владикавказ // Южная Осетия. 1994, 22 октября.

[xii] Великая Отечественная война в письмах и воспоминаниях. Составители А. П. Джиоев, Н. Г. Джусойты. Цхинвал, 2005. С. 3.

[xiii] Джусойты Н. Г. (Нафи) Я пою «безумство храбрых» // Южная Осетия. 1994, 12 февраля. Автор – доктор филологических наук, профессор, литератор, видный деятель культуры Осетии.

[xiv] Андроников В. М., Буриков П. Д. Многонациональное единство как фактор победы в Великой Отечественной войне // Этнополис. 1995, № 3. С. 32 – 41. Отметим, что «в освобождении территории Северо-Осетинской АССР участвовали (…) 414, 276 грузинские дивизии. (…) Отважно сражались воины отдельного Чечено-Ингушского дивизиона под командованием чеченца – майора Сакки Висаитова» (Книга Памяти. Т. 4. Владикавказ, 1997. С. 14).

[xv] Там же. С. 32 – 33.

[xvi] Там же. С. 34.

[xvii] Там же. С. 37.

[xviii] Там же. С. 41.

[xix] http://www.soldat.ru/doc/casualties/book/chapter5_05.html

[xx] Асаев Р. Н. Никто не забыт, ничто не забыто // Южная Осетия. 1994, 22 июня – 1995, 19 января; 1995, 4 марта – 4 мая.

[xxi] Книга Памяти. Т. 1 – 4. Владикавказ, 1994 – 1997. Погрешность подсчёта оценивается плюс-минус 10 человек.

Дзидзоев В. Д., Дзугаев К. Г. Южная Осетия в ретроспективе грузино-осетинских отношений. Цхинвал, 2007. С. 117 – 119.

0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *