Наше дело правое!
Просмотры 161

Дзугаев К. Г.

кандидат философских наук,

доцент кафедры философии и культурологии ЮОГУ,

Заслуженный деятель науки РЮО

Великая Отечественная война 1941 – 1945 гг.:

«Наше дело правое!»

(Научно-практическая конференция «80 лет с начала Великой Отечественной войны»)

Великая Отечественная война 1941 – 1945 гг. советского народа против фашизма сегодня, спустя 80 лет после её начала, всё более становится предметом псевдоисторических спекуляций. Причиной этого является, очевидно, нарастание напряжённости в международных отношениях, о чём предельно ясно, предостерегающе высказался Президент России В. Путин: «Есть все основания полагать, что существуют риски дальнейшего нарастания противоречий»; указал на «обострение и ожесточение» внутриполитических процессов в ведущих странах, имея в виду прежде всего США, и подчеркнул, что в отношениях с США «противоречия закручиваются, что называется, по спирали»; сделал поистине устрашающее сравнение с ситуацией перед катастрофой Второй мировой войны, когда нараставшие противоречия не удалось разрешить невоенным способом, и высказал ключевое рассуждение: «Конечно, сейчас такой глобальный «горячий» конфликт, надеюсь, в принципе невозможен. Очень на это надеюсь (! – К. Д.). Он означал бы конец цивилизации. Но, повторю, ситуация может развиваться непредсказуемо и неуправляемо. Если, конечно, ничего не предпринимать для того, чтобы это не случилось. Есть вероятность столкнуться с настоящим срывом в мировом развитии (выделено мной. – К. Д.)»[1].

Отсюда вытекает необходимость не только каждодневной защиты исторической правды, но и самого тщательного научно-экспертного анализа, теперь уже современными научными методами, с использованием открытой в архивах информации, того, как готовилась Вторая мировая война, как было осуществлено нападение Германии (а по сути, объединённой Европы) на Россию в форме СССР, и других столь же важных проблем.

Представлю вниманию коллег три соображения по рассматриваемой тематике.

1.На протяжении десятилетий, особенно в последние годы, приходится слышать и читать настойчиво навязываемый тезис о неготовности СССР к войне. Причём речь идёт о неготовности в самом широком смысле: и в военном, и в экономическом, и в инфраструктурном, и в кадрово-управленческом, и во внешнеполитическом и т. д. Сотни авторов выпустили в свет тысячи наукообразных публикаций о провале деятельности руководства СССР, с обвинениями в уничтожении командного состава Вооружённых Сил в 1937 – 1938 гг., в почти полном отсутствии военной промышленности, да просто – в позорной растерянности руководства в первые дни войны…

С точки зрения ведения информационной войны – а она ведётся непрерывно и интенсивно – вся эта якобы научная деятельность представляет собой масштабную операцию по дезинформации потенциального противника, каковым для стран НАТО официально признана Российская Федерация. Увы, приходится признать, что операция дезинформации имеет определённый успех: существенная часть российского общества приняла навязываемый её враждебной пропагандой миф о неготовности СССР к войне.

Между тем СТРАНА К ВОЙНЕ БЫЛА ГОТОВА.

Это утверждение можно развёрнуто аргументировать с использованием подлинно научных, академических методов исследования, но по сути вещей здесь достаточно обратиться к элементарному здравому смыслу. Тому, что страна была готова к войне, ЕСТЬ ОДНО НЕОБХОДИМОЕ И ДОСТАТОЧНО ДОКАЗАТЕЛЬСТВО – ПОБЕДА.

Действительно, если бы СССР не был готов к войне, он бы потерпел поражение, не так ли?

Сторонники противоположной позиции сразу могут засыпать аргументами о том, что вот там не успели достроить оборонительные сооружения, а там не доработали военную технику и не пустили в серийное производство, а ещё не отработали наивысшую степень готовности в приграничных войсковых соединениях и т. д. и т. п.

Но ведь это совершенно другой вопрос – насколько была готова страна к войне? Тут действительно можно – и нужно! – тщательно и всесторонне проанализировать всю имеющуюся по этому вопросу информацию, постараться дать конкретные ответы по тем или иным направлениям оборонных усилий… Однако, повторяю, это не касается принципиального вопроса о готовности или неготовности. Великая Победа 9 мая 1945 года доказала, что СССР был готов к войне – и на этом любую дискуссию по именно этому вопросу следует считать закрытой.

2. Второй тезис – о якобы катастрофическом начале войны для СССР. Здесь также наблюдается целый ворох лживых мифов, призванных навязать ложное ощущение безнадёжности сопротивления вермахту, обречённости страны перед лицом не просто военного, но цивилизационного превосходства врага, и т. д. Особенно мерзко бывает читать о сдающихся в плен сотнями тысяч советских солдат и офицеров, о массовых изменах Родине и тому подобное.

Что ж, действительно, начало войны было тяжёлым, сопровождалось рядом ощутимых поражений, пришлось отступать под ударами превосходящих сил врага, ведущего войну на истребление[2]. Но здесь надо указать на одно обстоятельство, о котором очень не любят говорить представители неолиберального политического фланга в России: поражения в первые дни и недели во многом или в решающей степени были обусловлены предательским поведением некоторых военачальников. Велись расследования, состоялись суды, были расстрелы командующих войсковыми соединениями, вина которых была доказана[3].

Более того: известно, что и в ходе войны, и после неё следствие по делу о поражениях в начале войны продолжало вестись; уже после войны несколько генералов были арестованы и понесли суровое наказание.

Именно эти обстоятельства подводят непредвзятого исследователя к весьма неожиданному для массового сознания выводу: репрессии 1937 – 1938 гг. в комсоставе армии и флота, оказывается, были необходимы. Так была в основном ликвидирована «пятая колонна» в её наиболее опасном проявлении, угрожающем существованию государства[4]. Но ликвидирована была не до конца, и этот вывод подтверждается анализом начала Великой Отечественной войны.

Тема репрессий в СССР в целом сложная, продолжает остро резонировать в общественном сознании, и продолжает углубленно изучаться[5]. Для Южной Осетии это поистине трагический период её истории, и мы вправе квалифицировать репрессии, осуществлённые в Юго-Осетинской автономной области в отношении её осетинского населения, как проявление геноцидной политики грузинского государства в отношении южных осетин[6].

Возвращаясь к началу Великой Отечественной войны, следует поставить логичный вопрос: какими воинскими силами оказывалось наиболее стойкое и героическое сопротивление агрессору? Ответ на этот вопрос очевиден: это пограничные войска НКВД. Великий подвиг пограничников лишь спустя многие годы и десятилетия был по достоинству оценён. Пограничные заставы стояли насмерть, сражались до последнего солдата, и если и отступали, то только лишь по приказу командования. Надо признать, что вообще НКВД оказалось наиболее здоровой структурой, с наивысшей готовностью к беспощадной борьбе с врагом.

Не являясь военным историком, в ходе работы над очередной монографией я в определённой мере знакомился с литературой по Великой отечественной войне, и хорошо помню, какое ошеломительное впечатление произвёл на меня вычитанный поразительный факт: оказывается, «среди безвозвратных потерь пограничников в боях в июне 1941 года, более 90% составили категорию т. н. “пропавших без вести”»[7]!

Вечная им слава.

3. Третий тезис посвящён духовно-мировоззренческой составляющей Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. 

Здесь мы также видим резко отличающиеся установки в научном сообществе, в зависимости от политических ориентаций исследователя – и весьма нечасто встречаются работы, в которых делается попытка достаточно объективного анализа.

Так, представители левого направления настаивают на решающей роли марксистско-ленинской, коммунистической идеологии в мобилизации народа на Отечественную войну, аргументируя это надёжной статистикой участия коммунистов в боевых действиях, проявленного коммунистами массового героизма. Компартия СССР и в самом деле внесла огромный вклад в Победу, возможно, решающий, доказав тем самым своё право и свою ответственность ведущей, авангардной политической силы страны.

Напротив, представители церкви доказывают, что основную тяжесть войны вынес на себе православный народ, приводя столь же убедительную, проверенную статистику процентного состава верующих среди сражающихся с врагом – подчёркиваю, врагом антихристианской сущности. Отрицать это обстоятельство невозможно, религиозный фактор действительно был очень существенным, и тоже – возможно, решающим для Победы. Речь идёт об активизации глубинных, архетипических ментальных структур[8]; совсем не случайно в песне «Вставай, страна огромная!», мгновенно ставшей истинно народной, поётся о «священной войне». Знал об этом и И. Сталин, обратившийся к народу в начале Великой Отечественной войны с использованием и церковной лексики: «Братья и сёстры, к вам обращаюсь я!»

И, таким образом, забывается и постепенно как бы отодвигается в тень прошлого морально-волевой ресурс, в своё время громко заявленный и исключительно успешно внедряемый в общественное сознание – советский патриотизм.

Между тем хорошо известно, что именно этот идеологический концепт после возобладания сталинской группировки в руководстве ВКП(б) начал исподволь, и всё более открыто и решительно, ставиться в качестве идеологического ориентира для новой исторической общности – советского народа[9]. Под оболочкой марксизма-ленинизма произошло возвращение к духовно-историческим корням России, как многовековой мощной культурно-цивилизационной реалии. Люди, руководившие кинематографом, театром, литературой, искусством, а самое главное – системой образования, получали недвусмысленные указания непосредственно от И. Сталина, и от уполномоченных им сотрудников идеологического (агитационно-пропагандистского) направления.

Советский патриотизм, кроме официально-информационной, имел ещё и чисто материальную каждодневную поддержку: дело в том, что ко второй половине тридцатых годов жизнь десятков миллионов людей в СССР год от года становилась ощутимо лучше[10], особенно в 1940 – 1941 годах. Гражданам СССР, жителям всей огромной страны, было чем гордиться, было чем дорожить и что защищать.

Возможно, что в конечном итоге именно советский патриотизм стал основной духовной силой Победы. Научных данных по этому вопросу практически нет, здесь нужны дополнительные серьёзные исследования, но ведь в настоящее время нет заинтересованного в таких исследованиях общественно-политического субъекта. Советский патриотизм в этом смысле остался сиротой.

Тем не менее дух германского фашизма столкнулся на российской равнине именно с духом советского патриотизма, как вершиной развития российского патриотизма – столкнулся, был сломлен в битве под Москвой, отброшен вспять от Сталинграда, и побеждён на собственной территории в Берлине, у стен рейхсканцелярии.

В то время в Советском Союзе, в стране-Победителе, всё это отлично понимали. Поэтому и была выпущена историческая медаль, на которой был профиль вождя-Победителя и надпись: «Наше дело правое. Мы победили».

                Литература:

  1. Дзугаев К. Г. Понятие «окна возможностей» применительно к интеграционно-воссоединительному процессу Осетии (1936 год). Цхинвал – Владикавказ, 2019 (https://as-ir.ru/product/ponjatie-okna-vozmozhnostej-primenitelno-k-integracionno-vossoedinitelnomu-processu-osetii-1936g/).
  2. Кожинов В. В. Правда сталинских репрессий. М., 2007; https://www.litmir.me/bd/?b=122358.
  3. Путин В. В. Выступление на сессии онлайн-форума «Давосская повестка дня 2021» // http://www.kremlin.ru/events/president/news/64938.

[1] Путин В. В. Выступление на сессии онлайн-форума «Давосская повестка дня 2021» // http://www.kremlin.ru/events/president/news/64938.

[2] «Если немцы хотят иметь с нами истребительную войну, они её получат» (Из доклада И. Сталина 6 ноября 1941 года на торжественном собрании Моссовета, посвящённом 24-ой годовщине Великой Октябрьской Социалистической революции; https://www.youtube.com/watch?v=BTJJmfMJ7zw).

[3] Один из наиболее показательных примеров – расстрел генерала армии, командующего Западным военным округом Д. Павлова. Сейчас его стараются представить «козлом отпущения», назначенным принять на себя грехи высшего руководства; но ведь следствие доказало факты поистине преступные (https://komandante-07.livejournal.com/89399.html). Войска были расчётливо подставлены под разгромный удар, особенно прифронтовая авиация – вот там действительно была катастрофа, и по итогам следствия было расстреляно немало начальников ВВС.

[4] С «пятой колонной» вполне успешно расправились также и в США, и в Великобритании, но обвинения в кровожадности адресуются только СССР (https://maxpark.com/community/13/content/5571436; https://topwar.ru/71920-kak-stalin-razgromil-pyatuyu-kolonnu-i-spas-narod-ot-porazheniya-v-velikoy-otechestvennoy-voyne.html).

[5] См., напр.: Кожинов В. В. Правда сталинских репрессий. М., 2007 (https://www.litmir.me/bd/?b=122358).

[6] Дзугаев К. Г. Понятие «окна возможностей» применительно к интеграционно-воссоединительному процессу Осетии (1936 год). Цхинвал – Владикавказ, 2019 (https://as-ir.ru/product/ponjatie-okna-vozmozhnostej-primenitelno-k-integracionno-vossoedinitelnomu-processu-osetii-1936g/). Кроме того: Дзидзоев В. Д. К вопросу о воссоединении Осетии (О научной работе К. Г. Дзугаева ««Сталинские расстрельные списки» и репрессии 1937 – 1938 гг в Южной Осетии») (https://as-ir.ru/nauka/k-voprosu-o-vossoedinenii-osetii-o-nauchnoj-rabote-k-g-dzugaeva-stalinskie-rasstrelnye-spiski-i-repressii-1937-1938-gg-v-juzhnoj-osetii/);(http://www.vestnik- vnc.ru/Portals/141/2020-4/vnc-2020-4-09.pdf). 

[7] Пограничные войска НКВД Советского Союза в начале Великой войны // Военное обозрение. 22 июня 2013 года; https://topwar.ru/5206-nkvd-sovetskogo-soyuza-v-nachale-velikoy-voyny.html.

[8] Обращаю внимание на новаторскую монографию Пыжикова А. В. «Корни сталинского большевизма» (М., 2015) (http://politikym.net/biblioteka/knigi_dla_skachivaniya/korni_stalinskogo_bolshevizma.pdf), о роли староверов в Российской революции и становлении сталинского режима.

[9] Ради правды истории всё же надо напомнить, что первым и здесь следует признать В. Ленина с выдвинутым им лозунгом времён гражданской войны и отражения империалистической интервенции: «Социалистическое отечество в опасности!» (https://ru.wikipedia.org/wiki/Социалистическое_отечество_в_опасности!).

[10] «Жить стало лучше, жить стало веселей!» (И. Сталин, 1935 год).

Наше дело правое!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *