Коста Георгиевич Дзугаев
Просмотры 565

25. 08. 2023.  Экспертные слушания Международной Общественной Палаты созыва 2020-2025 и Совета Старейшин народов Северного Кавказа на тему «Республика Южная Осетия: признание, перспективы, опыт мирного урегулирования».

         Уважаемые коллеги! Благодарю А. С. Ольшевского за организацию сегодняшних экспертных слушаний. Уверен, они весьма важны, так как представляют собой мероприятие в первую очередь научного плана, в отличие от остальных мероприятий, посвящённых 15-летию признания Республики Южная Осетия Российской Федерации – они имеют политико-пропагандистский характер.

         Итак, вначале обращаю ваше внимание на то, что празднуемое в Южной Осетии событие практически всеми СМИ и выступающими по этому поводу лицами именуется как «признание независимости РЮО»; даже Форум с международным участием, организованный Национальным исследовательским институтом развития коммуникаций (руководитель – Владислав Иванович Гасумянов, ныне заведующий кафедрой МГИМО) на базе нашего ЮОГУ, так и назывался: «Южная Осетия. 15 лет признания Российской Федерацией независимости Республики».

         Между тем такая формулировка, что называется, режет ухо каждого уважающего себя эксперта, ибо памятным указом президента Дмитрий Анатольевича Медведева признавалась не характеристика Южной Осетии, а её государственность: признать в качестве суверенного и независимого ГОСУДАРСТВА.

         Почему же столь сильный акцент ставится на независимости? Ответ для профессионалов, занимающихся нашей проблематикой, очевиден: потому, что не хотят говорить о воссоединении. На упомянутом Форуме ни один выступающий ни словом не обмолвился об этой главной, структурообразующей проблеме разделённости осетинского народа. Единственное исключение здесь – выступление человека, чьим указом государственность провозглашённой Республики Южная Осетия была признана: Д. А. Медведев в конце своей развёрнутой статьи заявил о том, что Южная Осетия будет принята в состав России, если Грузия пойдёт в НАТО. «В (…) Южной Осетии, пишет он, — идея присоединения к России по-прежнему популярна. И вполне может быть реализована, если на то возникнут веские причины».

         Таким образом, воссоединение Осетии в составе России не упоминается в контексте празднования 15-летия признания государственности Южной Осетии, чтобы не осложнить российско-грузинских отношений. И даже потому, чтобы избежать роста популярности оппозиционных сил в самой Грузии – вот оно как! То есть Осетия, с её интересами, подождёт? Но может быть, на 15-й год признания московским ответственным лицам стоило бы более пристально присмотреться к тому, что происходит в признанной Россией Республике, и увидеть наконец тенденции, угрожающие самому существованию российского союзника на Южном Кавказе?

         Такая политика может и должна быть определена как порочная в самой своей основе. Термин «порочная» мною в данном случае используется в прямом своём значении, т. е. как политика безнравственная.

Между тем, уважаемые коллеги, кому как не нам с вами надо неустанно подчёркивать то, что кардинальным фактором влияния, предопределяющим, как правило, результат (исход) любого крупного исторического события, является уровень нравственности взаимодействующих сил. Например, рассуждая о Специальной военной операции на Украине, часто приводят аналогии с Великой Отечественной войной 1941 – 1945 годов. Но ведь тогдашний вождь нашей страны в своей программной речи абсолютно чётко указал на главный смысл Великой войны, назвав немецко-фашистских поработителей людьми с моралью животных: «И эти люди, лишённые совести и чести, люди с моралью животных имеют наглость призывать к уничтожению великой русской нации (…)!» Советский народ выстоял и победил потому, что морально был неизмеримо сильнее врага, сражался за правду и справедливость, и это положение вещей было закреплено на медали: «Наше дело правое. Мы – победили!».

         Иными словами, перед любым политическим действием всегда стоит этический предикат. Иногда лица, принимающие политические решения, этого и не осознают, или не видят в полной мере, но тем не менее это так, и никуда от этого объективного обстоятельства не деться. Мы ведь здесь, в Южной Осетии, тоже выстояли в неравной борьбе с пятимиллионной Грузией только потому, что были правы – и наоборот, неправы были те, кто старался нас уничтожить.

         Предлагаю вам, коллеги, посмотреть на войну 2008 года и на признания государственности Южной Осетии именно с этой точки зрения – с точки зрения этичности российской политики на нашем направлении. Тогда становится совершенно ясно и очевидно, что Россия просто-напросто не могла не спасти южных осетин потому, что в 2004 году в Осетии произошёл чудовищный Бесланский терррористический акт: 334 погибших, из них 186 детей. Напомню, что этот страшный удар по Осетии был нанесён после того, как в августе 2004 года была пресечена первая попытка режима М. Саакашвили подавить южных осетин силой: тогда обошлось малой кровью.

         Подчёркиваю, что речь идёт именно о необходимостях. Спасение и признание Южной Осетии было после Бесланской трагедии предустановленной необходимостью, я опубликовал об этом прогнозную статью в конце 2007 года, а в августе 2008 года твёрдо и уверенно подбадривал героически сражавшуюся нашу молодёжь, что Россия идёт на помощь, и спасение скоро придёт, надо продержаться ещё немного.

         Позвольте в этой же, как говорится, оптике сделать и сегодня прогноз: Южная Осетия войдёт в состав России, и воссоединится с Северной Осетией в единое национально-государственное образование в составе России. Это ведь стержень всей осетинской политики: попытки воссоединения раз за разом предпринимались осетинами в 1917 – 1920 годах, в 1925 году, в 1936-м, в 1960-м году, наконец – с 1989 года всё югоосетинское национальное движение по сути своей имеет ирредентистский вектор движения.

 Это событие с неизбежностью совершится не потому, что для этого сложатся политические, военные, экономические и другие обстоятельства и условия, а прежде всего потому, что так совершится справедливость. То есть вновь с неизбежностью продействует тот самый нравственный императив, который порой даже опытными специалистами, историками и политологами воспринимается как нечто несущественное, несерьёзный фактор влияния.

         Что касается отношений с Грузией, то как бы ни парадоксально это сейчас не звучало, но именно такое, то есть справедливое решение вопроса о разделённости осетинского народа отвечает её подлинным национальным интересам, снимая саму первопричину грузино-осетинских конфликтов последних двухсот лет. Грузии предстоит ещё довольно трудный и долгий процесс внутренней нормализации, но её геополитический поворот к России неизбежен (как это прогнозировал коллега А. Епифанцев в своей нашумевшей статье) – потому что морально правы те общественно-политические силы в Грузии, которые считают Россию близкой страной, с общей религией и базовым набором традиционных ценностей.

         Благодарю за внимание, коллеги, позвольте выразить уверенность в плодотворности наших коллективных усилий, и присоединяюсь к поздравлениям с 15-летием признания Россией государственности Южной Осетии!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *