Просмотры 48
К вопросу о воссоединении Осетии (О научной работе К. Г. Дзугаева ««Сталинские расстрельные списки» и репрессии 1937 – 1938 гг. в Южной Осетии»)
Дзидзоев В. Д.

Представленная научная работа является в высшей степени актуальной с научной точки зрения. И не только с научной точки зрения, но и в общественно-политическом аспекте. Можно быть уверенным — проблемы, связанные с Большим террором в СССР во второй половине 30-х гг. вплоть до начала Великой Отечественной войны, представляют большой интерес для советских людей, особенно их предков, оказавшиеся в тяжёлых жерновах советской тоталитарной системы.

Сразу можно оговориться, что в СССР действительно было немало граждан разных национальностей и разных вероисповеданий, которые на самом деле оказались не «безвинными жертвами сталинской тоталитарной системы». Вопрос этот недостаточно исследованный, во многом ангажированный, противоречивый и т. д. С научной точки зрения изучением этой проблемы мало кто занимается. Замечу и то, что занимающиеся этой проблемой, как правило, ограничиваются уже известными фактами, дополняя их незначительными событиями, а, добившись результата (диссертации, научной или публицистической статьи, монографии) успокаиваются и начинают заниматься другими проблемами. Смею заметить, что проблема Большого террора будет еще многие десятки лет беспокоить наших соотечественников. Тем более, что в период гласности и демократизации, а точнее говоря, вседозволенности, в том числе и в научных исследованиях, обнаруживается желание многих потомков репрессированных не только в период Большого террора, но и в годы советской власти объявить своих предков исключительно жертвами «сталинской тоталитарной системы».

К вопросу о воссоединении Осетии (О научной работе К. Г. Дзугаева ««Сталинские расстрельные списки» и репрессии 1937 – 1938 гг. в Южной Осетии»)

Даже поверхностное знакомство с архивными документами того периода позволяет мне утверждать — среди жертв этой системы было немало кровожадных, отъявленных врагов Советского государства, известных саботажников, которые действительно были «врагами народа». В этой связи еще раз отмечу огромную актуальность научного исследования своего коллеги К. Г. Дзугаева. Не лишне будет подчеркнуть — в Осетии на сегодня, к большому сожалению, никто всерьёз не занимается изучением и анализом многих сторон Большого террора в СССР. И тем приятнее осознавать, что Коста Георгиевич не только хочет, но и прилагает максимум усилий в решении данной проблемы, в которой примерно одинаково заинтересована не только отечественная историческая наука, но и общественно-политическая обстановка в нашей стране, которая, как известно, иногда накаляется по надуманным причинам, измышлениям, фальсификациям исторических фактов и истории российского, в целом советского народа, особенно ХХ в.
Отмечу и то, что К. Г. Дзугаев является не только сторонником объединения Севера и Юга Осетии в составе Российской Федерации, но и приводит достаточно убедительные факты в своих многочисленных публикациях, в том числе и в монографических исследованиях, за необходимость такого объединения. Так, в 2018 г. завершилось издание его трёхтомной монографии «Понятие «окна возможностей» приме-нительно к интеграционно-вос-соединительному процессу Осетии». (Понятие «окна возможностей» применительно к интеграционно-воссоединительному процессу Осетии. Цхинвал-Влади-кавказ . 2016, 2017, 2018).
Подчеркну, что за это исследование автору присвоена Государственная премия им. К. Л. Хетагурова в номинации «история» (не путать с аналогичной премией, которую присваивают в Республике Северная Осетия-Ала-ния).
Рецензируемая работа представляет собой составную часть тематики геноцида осетинского народа летом 1920 г. со стороны Грузинского государства, где во главе стояла грузинская меньшевистская партия, которой руководил Ной Николаевич Жордания, близко знавший как В. И. Ленина, так и И. В. Сталина. Именно при Н. Н. Жордания был осуществлен акт геноцида в отношении абхазского и югоосетинского народов летом 1920 г. Нынешний 2020-й год в Республике Южная Осетия объявлен годом памяти геноцида столетней давности. В Республике состоялся ряд мероприятий по мемориализации трагедии юго-осетинского народа в 1920 г.
По мнению К. Г. Дзугаева, неоднократно и содержательно аргументируемому в различных публикациях и выступлениях, репрессии 1937-1938 гг. в Южной Осетии следует рассматривать и изучать как одно из проявлений системной политики высшего руководства Грузинской ССР в отношении южных осетин. Действительно, сравнение общесоюзной практики репрессивной политики в СССР с репрессиями в Грузинской ССР убедительно показывает их резко выраженную специфику: грузинские власти, очевидно, во многом воспользовались репрессиями для гомогенизации грузинской нации и укрепления непосредственного политического контроля группы Л. П. Берия. Важно отметить, что к аналогичному выводу пришли по итогам своих исследований немецкие историки М. Юнге и Б. Бонвеч (Грузия в пути. Тени сталинизма», М. 2017), с которыми К. Г. Дзугаев неоднократно встречался на различных международных симпозиумах и успешно сотрудничал.
Предметом анализа в рецензируемой работе являются конкретные документы репрессивной политики тех лет, а именно так называемые «сталинские расст-рельные списки» — перечни лиц, подлежащих наказанию, подаваемые на утверждение в Политбюро ЦК ВКП(б). В последние годы, благодаря возможностям доступа в ранее закрытые архивы, эти документы стали изучаться и вовлекаться в научный, а также в политико-идеологический оборот. Значение их для объективного научного рассмотрения сложных и трагических событий той эпохи трудно переоценить. И тем приятнее констатировать, что мой друг, коллега и единомышленник вносит свою лепту в объективное изучение сложной и запутанной проблемы. Если говорить коротко, а возможности рецензии предполагают именно такой жанр, то автору удалось, на мой взгляд, соблюсти трудное условие: беспристрастность и максимально объективное исследование. Очевидно, это было нелегко, так как речь идёт о крайне мрачной, запутанной, противоречивой странице не только югоосетинской истории ХХ в., но и такой же противоречивой странице огромного государства, которое под руководством И. В. Сталина и его ближайшего большевистского окружения пошло по пути невиданной советской модернизации. Это была по-настоящему огромная драма, оставившая глубокий след в народной памяти, как южных осетин, так и всех остальных народов Советского государства, коих было, напомню, около 200.
Важно подчеркнуть, что К. Г. Дзугаев – первый публикатор поимённого списка жителей Южной Осетии, репрессированных НКВД Грузинской ССР в 1937–1938 гг. (в электронном доступе см.: https://as-ir.ru/publishment/o-spiske-repressirovannyh-zhitelej-juzhnoj-osetii-v-1937-1938-gg/). «Список Дзугаева» при этом заведомо неполон, сам автор сообщает о продолжающейся над ним работе; в этом плане рецензируемое исследование как раз и содержит существенное пополнение списка в отношении осетин и других граждан, проживавших в Южной Осетии. Не будет лишним отметить и следующий аспект исследования. Беспристрастность работы определяется ещё и авторской методологией подхода к изучаемым репрессиям в целом: К. Г. Дзугаеву удаётся избежать крайностей как антикоммунистического злобствования противников советского строя и лично И. В. Сталина, так и бездумной апологетики вождя и созданной им социально-политической реальности тех лет. Это дорогого стоит в современном научном мире, где чаще всего исследователи бросаются в крайности.
Помимо чисто научного результата, полученного автором в качестве историка, в работе присутствует и политико-граждан-ское измерение; его следует признать, как это нетрудно понять, неизбежным в такого рода исследованиях. Оно заключается в тех выводах, которые автор предлагает читателям в завершении работы. По его мысли, трагедии повторяющихся геноцидов югоосетинского народа (1920, 1989 – 1992, 2008 гг.) имеют одну причину, ныне предельно ясно обнажившуюся. Эта – нахождение Южной Осетии, как этнотерриториальной родины южных осетин, которые издавна проживают на своей исконной территории, в составе Грузинского государства. При этом не важно, как Грузинское государство называется – демократическое, меньшевистское, коммунистическое и т. д. Важно иметь в виду, что Грузинское государство в отношении всех негрузин всегда проводило и проводит политику и практику ущемления, притеснения, унижения всех народов, которые по какой-либо причине не смирились с полной ассимиляцией грузинской нацией. «Суровый урок истории, — настаивает автор, — должен быть нами усвоен, иначе повторение геноцидной политики существующего грузинского государства в отношении южных осетин неизбежно». Единственным выходом для южных осетин К. Г. Дзугаев считает вхождение в состав Российской Федерации, что раз и навсегда снимает угрозу со стороны Грузии. Отмечу, что реализации этой принципиальной политической установки посвящена и вся государственная и политическая деятельность Коста Георгиевича – это его гражданское кредо, «категорический императив» тридцати лет борьбы в рядах той авангардной группы, которая взяла на себя ответственность за судьбы народа в новейшей истории Южной Осетии.
Концовка работы содержит и весьма знаковое предупреждение: новые расстрельные списки для южных осетин составлены и, надо полагать, пополняются. Действительно, историография теперешнего грузино-осетинского конфликта имеет в своих анналах документ поистине удивительный: официально опубликованный грузинским МВД список югоосетинских высших должностных лиц и политических активистов, подлежащих репрессии, а называя вещи своими именами – попросту ликвидации. И это только то, что стало известно – а сколько подобных документов составляются, открыто или скрытно, в недрах соответствующих государственных структур Грузии? Поэтому предупреждение автора, безусловно, имеет глубокий смысл и подлежит столь же обстоятельному обдумыванию и размышлению всеми, кто небезразличен к судьбам южной ветви осетинского народа и созданной южанами Республики Южная Осетия. В самом деле, и мой личный опыт дискуссий со сторонниками «независимого» пути развития Южной Осетии показывает, что с ними необходима разъяснительная работа, а в некоторых случаях и должное вразумление, как это и пишет автор исследования.
В более широком плане можно констатировать, что исследовательская программа, реализованная Коста Георгиевичем в его указанном трёхтомном монографическом исследовании (готовы к печати и следующие тома), содержит научно-историческое доказательство возможности и необходимости осетинского воссоединения в составе Российской Федерации. Со своей стороны, хочу пожелать югоосетинским коллегам активной работы, в том числе в различных архивах страны, для того, чтобы доказать геноцидный характер Грузинского государст-ва. К сожалению, пока мало исследователей в Южной Осетии занимаются этой серьезной проблемой. В доказательство можно было привести немало конкретных примеров, но воздержусь. Что касается автора, то необходимо пожелать ему новых успехов в научной работе и, особенно в завершении докторской диссертации, и её публичной защите. Как общественно-политический деятель К. Г. Дзугаев известен давно не только в пределах Осетии, но и в Аб-хазии, Нагорно-Карабахской Республике, Приднестровье, других регионах бывшего СССР. В настоящее время назрела необходимость, чтобы югоосетинского ученого и общественного деятеля узнала широкая научная общественность нашей страны. Для этого следует быстрее защитить докторскую диссертацию. С этим пожеланием научного консультанта желаю Коста Георгиевичу, как это он умеет делать, мобилизации всех интеллектуальных и духовных ресурсов для завершения работы над докторской диссертацией.

В.Д. Дзидзоев,
доктор исторических наук, профессор СОГУ и Горского ГАУ, заслуженный деятель науки Республики Южная Осетия, Республики Северная Осетия – Алания, Кабардино-Балкарской Республики и Республики Дагестан

0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *